Журналист газеты «Кемерово» — о своем деде-фронтовике Александре Куприянове: Брать на себя самое трудное. Таков был его жизненный принцип

    Фото:  

    В канун 75-летия Победы сотрудники газеты «Кемерово», так же как миллионы россиян, вспоминают своих родных, в чьи судьбы некогда ворвалась война. Тех, кто воевал на фронте и трудился в тылу. В семье нашего корреспондента Лоры Никитиной 9 Мая непременно будут вспоминать о боевом прошлом её деда – ветерана Великой Отечественной войны Александра Дмитриевича КУПРИЯНОВА.


    Фронтовики уходят. Не всегда успевая рассказать о своем боевом пути даже родным. И уж тем более – корреспондентам. Мой дед умер 19 лет назад, в ноябре 2001-го. Я тогда училась в школе. И, хотя к тому моменту уже твердо решила стать журналистом, настоящее интервью у него я так и не взяла… Да и не любил дед говорить о войне дома, в обычные дни. Он говорил о ней только перед 9-м Мая, когда его приглашали в школу, где я училась, – на встречи с ребятами. И только по этому поводу он надевал свой парадный пиджак с орденами и медалями. Картинка из детства, всплывающая в памяти: дед – сосредоточенный, подтянутый, матовый блеск наград, округленные глаза мальчишек из класса… А на парад дед ходил в неприметном коричневом плаще и никогда не появлялся на трибунах. Шел скромно, ничем не выделяясь в толпе других горожан. Полковник в отставке Александр Дмитриевич Куприянов.

    Однажды о нем всё-таки написали в газете. Эту пожелтевшую вырезку я нашла потом в его вещах. Статья называлась «Привилегия быть первым». А ниже шло пояснение: «У коммунистов одна привилегия – быть первыми. Первыми – не значит лучшими. Первыми – значит брать на себя самое трудное».

    И, судя по рассказам близких и моим собственным детским воспоминаниям, именно это он всегда и делал. Брал на себя всю самую незаметную и самую сложную работу. И полную ответственность за окружающих. Был человеком сдержанным и спокойным, но невероятно справедливым и надежным. В одном характере сочетались строгость военного, педантичность инженера, огромные знания из самых разных областей жизни и безграничная преданность семье. Как любила повторять бабушка, таких мужчин больше не бывает. А мы со школьными подружками в ответ смеялись: бывает, просто их не так просто встретить, а тебе повезло! Забегая вперед – бабушка с дедом отметили золотую свадьбу.

    Дед – ровесник революции. Родился в грозовом 1917-м в крохотной деревеньке Вологодской губернии, в крестьянской семье. Отец его был ярым сторонником революционных преобразований, в какой-то момент даже стал председателем местного Совета депутатов. В семье росли четверо ребятишек (все они потом ушли на фронт и благополучно вернулись домой). Дед был вторым по старшинству. Школу он окончил в 1935-м и поступил в Вологодский технологический институт молочной промышленности. Выпустился летом 1940-го и в сентябре записался на военную службу, попал в отдельный батальон связи Архангельского военного округа. А через год грянула война. Там же, на русском Севере, Александр становится курсантом военно-инженерного Борисовского училища. С октября 1941-го он уже командует ротой отдельного саперного батальона на Ленинградском фронте.

    Лютая зима 1941-42-го. Немцы сжимают кольцо блокады. В городе на Неве свирепствует голод. Бойцы Ленинградского фронта держат оборону. Инженерные войска строят укрепления, возводят переправы и мосты под огнем противника. Никто не может знать наверняка, какая судьба ждет Ленинград, выстоит ли он. Но знают точно другое: биться за город нужно до последнего.

    Весь самый страшный год дед был там, в Ленинграде. И потом еще – до самого прорыва блокады. И еще – до самого ее снятия. С августа 1942-го по февраль 1944-го – начальником штаба 193-го батальона инженерных заграждений 2-й отдельной инженерной бригады спецназначения. В войну такие бригады предназначались для минирования и разминирования, установки управляемых минных полей, телефугасов, электризуемых заграждений, а также снабжения войск электроэнергией. После снятия блокады он стал начальником штаба 191-го отдельного инженерного батальона 2-й отдельной мотострелковой бригады. А в октябре 1944-го произошел неожиданный поворот судьбы. Александра Куприянова командировали в Кемерово. Ценного специалиста направили преподавать инженерную подготовку в только что организованном военно-пехотном училище.


    Офицер направляется в глубокий тыл, заступает на работу. Победу встречает в молодом сибирском городе, над которым 9 мая плывет аромат яблонь, с танцплощадок доносятся звуки вальса, во весь голос смеются девушки – всё как в тысячах других городов по всей стране в этот день. Самое страшное позади, а фронтовику всего 28 лет. В июне он ненадолго едет в Москву, чтобы принять участие в одном из величайших событий российской истории – первом Параде Победы – и чеканит шаг по брусчатке Красной площади. На груди – орден Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени, медаль «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и другие награды…

    Мне не так просто это представить. Когда я родилась, ему было уже почти 70. В моих лучших воспоминаниях он – заботливый дедушка, который научил меня в четыре годика читать и разбираться в военных картах, который водил гулять по набережной и рассказывал о городе: старый коксохим, здание углепогрузки, вагонетки с углем тянутся в далеких 20-х через реку по канатной дороге… А в самых горьких уголках памяти – человек, от которого перед смертью онкология оставила одну лишь тень.

    Но тогда, в 45-м он был одним из тех веселых молодых офицеров, что получили жилье в новеньком офицерском доме на Ленина, 34. Он курил крепкие папиросы, носил идеально отутюженную форму, каждое утро спускался по гулким ступеням подъезда и шагал на работу. Пролетело несколько лет, и однажды на перекрестке Ленина и Дзержинского, том самом, где уже работали в то время цеха швейной фабрики, он познакомился с будущей женой. Бабушку звали Ида Зуевская, она родилась и выросла в Щегловске близ Новой Колонии, испытала все тяготы военного детства, но не разучилась искренне и тепло улыбаться. Эта улыбка деда и покорила. Свадьбу сыграли в Кемерове в 50-м, и сразу же офицер получил новое назначение в штаб Сибирского военного округа. Молодая семья уехала в Новосибирск. Вскоре у них родилась красавица-дочь – Людмила Александровна.

    Это самые счастливые и безмятежные годы. Дедушка был одним из тех редких мужчин, которые в равной мере ценят и свою семью, и свою работу. И тому, и другому он был предан без остатка. В 1956 году отправился на высшие курсы при военно-инженерной академии в Москве. Потом был перевод в Ставрополь, где он возглавил учебную часть военной кафедры одного из вузов. В 1961-м вышел в отставку в чине полковника. Семья могла бы остаться жить на благодатном юге, но бабушка затосковала по дому. Ее не отпускали воспоминания о городке из детства и юности. Решено было вернуться.

    Кемерово к тому моменту преобразился. Выросли величавые дома на Советском проспекте и Весенней. Наша семья жила в доме, где сейчас находится краеведческий музей, – с пушками. Потекла гражданская жизнь. Дедушка работал сначала в проектном объединении инженером, а затем устроился в КузПИ преподавать на военной кафедре. Она находилась на правом берегу, и зимой 1968 года, когда треснул мост через Томь, ходить на работу приходилось по льду… Довелось ему немного поработать и в Кемеровском штабе гражданской обороны, но затем дед вернулся в любимый политех, где и трудился до самой пенсии.

    Преподавать ему очень нравилось. И делал он это, как всё, – на совесть. Вот что написано в той самой газетной статье: «Это исключительно скромный и добросовестный человек, имеющий как преподаватель высокую профессиональную подготовку, пользующийся заслуженным уважением среди студентов. Иначе и быть не может. Александр Дмитриевич всегда поинтересуется причиной пропуска у студента, не присутствовавшего на лекции. Подойдет, расспросит – может, что-то случилось в семье, может, заболел или работал в ночное время. Душевным, отеческим отношением к студенту характерен метод его преподавания. И студенты отвечают тем же. Успеваемость и посещаемость в группах хорошая».

    Нет ни малейшего сомнения, что всё так и было. Его нельзя было не уважать и не любить. Потому что сам он учил своим примером уважать и любить – семью, Родину, работу. Если делать – то делать хорошо, честно и искренне, вкладывая весь опыт, всю душу, все знания. Кстати, даже на пенсии дед продолжал изучать что-то новое: еженедельно брал в библиотеке политеха новые книги из самых разных областей, выписывал все газеты, следил за новостями экономики и политики, науки и техники. Он ни к чему не относился поверхностно и всё изучал глубоко – и своей тягой к знаниям заражал всех, кто его окружал.

    Воспоминания о войне не затмили для деда всё остальное, как это порой случается. Гораздо важнее для него была мирная жизнь, которую он посвятил, по факту, трем вещам: военному делу, патриотическому воспитанию молодежи и заботе о близких. Самая важная и повседневная работа часто остается незаметной. Он не изменял принципу – брать на себя самое трудное. То, что лежит в основе, что дает возможность строить будущее.

    Мой дед один из тех, кого мы называем сегодня Дважды Победители. Они победили врага в 45-м. Они прожили достойную жизнь, построив города, где мы живем, и создав своими руками всё, что мы сейчас имеем. Я горжусь им и сожалею лишь о том, что он ушёл так рано, что этот очерк ни он, ни бабушка уже никогда не прочитают. Именно в момент его ухода, в 2001-м, я осознала, что каждый юбилей Победы будет встречать всё меньше и меньше подлинных героев.


    Вечная память ушедшим, низкий поклон живым.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/889

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined