Ветеран труда Петр Подтяжкин: о своем родственнике — партизане-разведчике легендарного отряда «Буревестник»

    Фото:  

    Историю своего родственника, Василия Першакова, который в годы Великой Отечественной был замом командира партизанского отряда «Буревестник» по разведке, нам поведал кемеровчанин Петр Васильевич Подтяжкин.

    В этой семье чтят героического предка и бережно хранят то немногое, что с ним связано.


    Дочь партизана

    В Кемерово Петр Васильевич с супругой Элеонорой Васильевной перебрались в 60-е из Свердловска. Оба ветераны труда, всю жизнь проработали в сфере образования. Сначала преподавателями в профессионально-техническом училище №17. А с 84-го он трудился директором УПК Кировского района, а жена, к тому моменту заслуженный работник профобразования – учительницей географии в школе №56.

    Герой нашего повествования Василий Першаков был ее отцом, которого, увы, она почти не знала, но с именем которого росла и с большой любовью хранила его вещи. Два года назад Элеонора Васильевна ушла из жизни, неожиданно и скоропостижно. Историю ее отца теперь изучает, описывает и сохраняет ее супруг.


    К 75-летию Великой Победы Петр Васильевич собрал все документы, написал два больших фолианта с подробным рассказом о тесте-партизане, с воспоминаниями о любимой супруге, о жизни ее семьи в послевоенные годы. Подумывает рукописи издать в виде небольшой книги. А для нас специально подготовил краткую рукописную выдержку.

    – В предвоенные годы семья Першаковых жила в Свердловске, – начал он рассказ. – Василий Сергеевич работал на «Уралмаше» мастером-лекальщиком. Известно, что был активным партработником, и еще в 29-м году успел окончить военную спецшколу в Москве. Но в регулярную армию не попал, не взяли по состоянию здоровья, зрение подвело. К началу войны у них с супругой, Антониной Михайловной, было трое детей, два старших сына и дочка Элеонора, она родилась в 38-м.

    Глава семейства получал неплохую зарплату, уверенно поднимался по партийной линии, дослужился почти до секретаря райкома. И по сути, мог вообще переждать войну на гражданке.

    – Но в 42-м вновь отправился в Москву и, используя старые связи по спецшколе, попросил, чтобы его взяли на фронт, хоть куда, – рассказывает Петр Васильевич. – И его отправили в партизанский отряд «Буревестник», который формировался в Иркутске. Он сражался на Карельском фронте (там советская армия противостояла прогитлеровской Финляндии – Прим. ред.) в должности заместителя командира партизанского отряда по разведке. Ему было 42 года, а Элеоноре всего 3-4 годика. С тех пор отца она больше не видела, знала и помнила его больше по рассказам матери.



    Две фотокарточки и одна книга

    Из фронтовых весточек от отца ей остались лишь две фотографии, на одной она, двухлетняя малышка, на другой – ее молодая красивая мама. На обороте снимка дочки отец написал: «Товарищи! Кто будет смотреть мою дочку, и в случае, если я погибну, пошлите эту карточку… ее маме, моей жене – Антонине Михайловне Першаковой. Твой папка».

    Просьбу бойца выполнили… А вот о дальнейшей его судьбе не было известно ничего больше двух десятков лет.

    В 67-м Антонине Михайловне прислали любопытную книгу «Над голубыми глазами озер» Леонида Богданова, выпущенную в Иркутске Восточно-Сибирским книжным издательством, где в одной из глав она нашла упоминания о своем супруге.

    Петр Васильевич показывает книгу, и мы знакомимся с той самой главой, где описано последнее задание Василия Першакова – поход на Бабью Губу.

    – Их группу – десяток разведчиков – преследовал целый батальон. Они отбивались, как могли, – комментирует Петр Васильевич.

    Этот поход, как пишет автор, оказался одним из самых неудачных. И последним для тех десяти партизан. На Бабью Губу они отправились, чтобы найти и ликвидировать школу подготовки офицеров противника. Но враг обнаружил их раньше. Василий Першаков (самый старший из них) до последнего момента не терял самообладания, отправлялся на поиски товарищей, попавших в беду, и призывал бойцов стоять до конца! В книге много подробностей о непростой партизанской доле. Месяцы в холодной хлюпкой карельской тайге с ручьями и болотами. Затяжная погоня. Последние патроны, гранаты, пулеметные диски. И десятки солдат противника, обступившие маленькую партизанскую группу плотным кольцом. Четкое осознание, что выхода всего два – плен или смерть…

    – Прямо, как в фильме «А зори здесь тихие», – подмечаем мы.

    – Вот-вот, точно так, – соглашается Петр Васильевич, – ведь и фильм снимали в Карелии (натурные съемки проходили в деревне Сяргилахта в Пряжинском районе – прим. ред.), в той же дремучей тайге с болотами.

    Дальше рассказ ведет наш собеседник, таких подробностей в книге нет. Не смог отбиться отряд. Василия Сергеевича серьезно ранило, тогда он попросил своих застрелить его, мол, обуза он в такой критической ситуации. Сослуживцы этого делать не стали. Но и спасти его не удалось, скончался от ран. Боевые товарищи положили тело в русло пересохшего ручья, забросали ветками и камнями потяжелее, там замкомандира «Буревестника» и обрел вечный покой. А дальше, как в песне, их оставалось «только трое из 18 ребят». Но участь их была не завидна – попали в плен.


    Память поколений

    Освободили их только в 44-м, когда Финляндия отказалась от сотрудничества с Гитлером и заключила перемирие с Советским Союзом. Солдаты вернулись в Иркутскую область.

    – В 67-м, сразу после выхода книги, Антонина Михайловна с ними встретилась, – вспоминает Петр Васильевич. – Они рассказали, как погиб ее муж, где похоронен.

    Нет могилы у этого бойца. Ни монумента нет, где бы значилось его имя, ни какого-либо другого места, где можно почтить его память. Как и у многих других партизан, которые пали смертью храбрых, упокоились в бескрайней холодной карельской земле.

    - Почему вы так печетесь об истории и памяти своего тестя, человека, которого вы ни разу не видели? – интересуемся.

    – Он был обычным трудягой, с удачной карьерой по партийной линии. И тем не менее, ушел на войну. Ушел и не вернулся. И жизнь Василия Сергеевича запомнилась очень немногим его потомкам. Память берегли лишь Антонина Михайловна и моя Эля. Она собирала информацию по крупицам, документы, справки, фотографии сохраняла бережно. Это и им дань памяти и уважения. Василий Сергеевич поступил по чести, не смог остаться в стороне, когда грянула большая беда, партизанил, нарушал планы врага, отдал жизнь за спокойное мирное небо и наше прекрасное настоящее. Несправедливо предавать забвению такого человека.

    К счастью, в их семье помнят предка и его подвиг. «…Вот фотография моей прабабушки Першаковой Антонины Михайловны, на которой подпись «Писал, уходя в бой» говорит о том, как она была дорога прадеду. Эту фотографию прадед оставил у командира отряда, уходя на задание. А после ее прислали моей прабабушке вместе с извещением о смерти, в котором сказано, что Першаков Василий Сергеевич пропал без вести 21 июля 1943 года. Видя эти фотографии, я понимаю, что война коснулась и нашей семьи. Я знаю! Я помню! Я горжусь подвигом своего прадеда!» – описал в сочинении историю семейных реликвий еще будучи 4-классником правнук Василия Сергеевича (внук Петра Васильевича) Антон Храпов. Сегодня он уже совсем взрослый парень, заканчивает срочную службу в армии, к исполнению ратного долга не иначе вдохновленный судьбой прадеда.

    И так вышло: никогда не был этот человек в наших краях, но все же связан с ними теперь памятью поколений. Его дух, твердость характера, самоотверженность, стойкость живут в потомках здесь, на кузбасской земле.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/893

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined