Совершенно другие: история трёх домов на Щегловском переулке

    Фото:  

    Таких больше нет в Кемерове. А быть может, и вообще нигде. Сегодня в спецпроекте «Жил-был дом» рассказываем об уникальных, авторских зданиях необычной планировки – домах с террасами в Щегловском переулке. Шедевры экспериментальной архитектурной мысли 80-х. Дети самых что ни на есть девяностых – с их лихостью, крутостью, творческой свободой и ограниченностью в средствах на реализацию задуманного. В фокусе нашего внимания – три дома полукоттеджного типа, каждый на 10 квартир по адресу: Щегловский переулок, 6, 8 и 10.

    Здесь своя атмосфера


    …Ручей Суховский этой зимой не замерз. В теплой воде плещутся утки, смешно отряхиваются, чистят перышки. На другой стороне ручья – коттеджи и несколько таунхаусов, поселок, который в конце восьмидесятых возводили для себя сотрудники политехнического института. Именно с него началась история Щегловского переулка и появилось само уютное название.


    Летом здесь зеленеют косогоры, радует глаз изумрудная листва. Мелодично журчащий ручей несколько лет назад облюбовали не только пернатые, но и бобры. Строят тут свои плотины. Для жителей микрорайона это любимое место – живописное и тихое. Несмотря на то, что к Щегловскому почти вплотную подобралась новая застройка и недалеко проходит ведущая на Южный магистраль, ощущение обособленности, близости к природе никуда не делись. Здесь всё еще царит своя атмосфера – та самая, которая поразила новоселов девяностых в самое сердце и сподвигла обосноваться здесь навсегда.


    Некоторые сравнивают эту местность с бразильскими фавелами, колумбийскими трущобами, мексиканскими улочками, даже с городами Южной Азии. Она напоминает всё что угодно, только не Кемерово. Летом, конечно, латиноамериканского колорита больше. Зимой здесь столько снега, что ассоциации отпадают. Между филигранно вписанных в рельеф террасных домов мы видим настоящую снежную горку. Не ледяную, а именно классическую снежную, с которой так здорово нестись вниз на санках – вот где ребятишкам раздолье!

    Здесь вообще привольно жить. Растить детей, летом жарить шашлыки и загорать на террасах. Парковать автомобиль, не боясь задеть соседский, – в огромном дворе места хватает на всех. Просторные нестандартные квартиры – в каждом из трех экспериментальных ступенчатых домов их по 10, некоторые расположены на двух уровнях. По классификации эти дома считаются таунхаусами, но они совершенно не такие, как, скажем, в Лесной Поляне. Уж очень оригинальные. На окраине бурно растущего и уже тогда очень модного микрорайона ФПК первые террасные дома появились в 1994 году. В ту пору их окружали зеленые просторы пустырей, по весне, как вспоминают старожилы, – сильная распутица и грязь. Зато какое уединение. Какие птичьи трели в распахнутые окна… Еще один аналогичный таунхаус – Щегловский, 38, – был построен выше по течению ручья и позже – уже в 1998-м.

    Как рассказывает Олег Ражев, заслуженный архитектор России, проект застройки участка начал разрабатываться еще в 1985 году. Сама идея необычной застройки этой части квартала № 59 принадлежала архитектору Анатолию Попову. Именно благодаря ему на карте Кемерова появился особенный уголок. Речь, конечно, идет не только о трех таунхаусах, которые сегодня стали героями нашей рубрики, но и об архитектурном облике всего Щегловского. Здесь важна каждая деталь. И близость сектора индивидуальной застройки. И то, как искусно была вписана застройка в природный ландшафт. И возведенные ближе к концу девяностых диковинные многоэтажки – какую ни возьми, они полны секретов и удивительных планировочных решений. И выросшая здесь уже в 2008-м эффектная кирпичная высотка по адресу: Щегловский, 12. Это тот случай, когда аутентичность района родилась именно благодаря архитектуре, полету творческой мысли Анатолия Попова. А ведь не каждому архитектору выпало в жизни создать свой маленький мир…

    Что такое ФПК


    В восьмидесятые город движется на юго-восток. Вектор задает новая магистраль – улица Тухачевского. Осваиваются территории в направлении выезда из Кемерова в сторону Новокузнецка. Строительство закипело уже в 1982-м – первым сданным объектом стал приметный корпус факультета повышения квалификации КемГУ. Аббревиатура ФПК намертво «приклеилась» к новому микрорайону, хотя вряд ли в планах градостроителей было называть территорию именно так.


    К 89-му появились первые жилые высотки. А уже в начале девяностых на огромном пространстве между частником Заискитимья и кемеровским Плодопитомником с его ягодными кущами и прохладными прудами, по обе стороны от главной улицы – Молодежного проспекта – росли многоэтажные жилмассивы. У застройки ФПК много особенностей. Проектировщики и строители обыгрывали рельеф местности – отсюда обилие лестниц во дворах района. Местами каменные стены домов образуют настоящие лабиринты. Необычных зданий достаточно и вне Щегловского переулка – это было время расцвета архитектуры авторской. Причем квартал № 59 (часть ФПК от Молодежного в сторону Сибиряков-Гвардейцев) проектировал Анатолий Попов, а квартал № 60 (от Молодежного в сторону выезда) – уже Олег Ражев. По изначальному замыслу создателей, застройка микрорайона должна была напоминать солнце: дома виделись им как лучи, исходящие из центра микрорайона и внутрирайонных площадей…


    Еще одна уникальная примета – именно ФПК стал одним из первых мест строительства элитного жилья. В 1995 году «Промстроем» были возведены на Тухачевского монолитные высотки по немецкой технологии. В 1996-м году на Тухачевского, 29«а», появилось одно из самых заметных творений архитектора Тахира Кулиева – дом с башенкой. В жизнь воплотился яркий творческий замысел – башня на тот момент обозначала южные ворота областного центра, стала своеобразным городским ориентиром. Да многим зданиям на ФПК можно посвятить отдельный выпуск проекта «Жил-был дом»!


    Есть и проблемы


    Ранее в своих интервью Анатолий Попов рассказывал, что проектированием Щегловского переулка занимался созданный им проектный кооператив «Модерн» – первый официально зарегистрированный в администрации города.


    Землю под возведение жилья для своих сотрудников сразу выкупили несколько кемеровских организаций – в начале девяностых это еще активно практиковалось. Конкретно таунхаусы в Щегловском, 6, 8, 10 предназначались для специалистов предприятия «Северные электрические сети». Впрочем, как это часто случалось в Кемерове в разные годы, в процессе строительства от изначального проекта отклонялись. Не слишком сильно, но, по замыслу архитектора, дома должны были выглядеть намного эстетичнее, например, иметь внешнюю отделку.


    Вот как выглядел проект планировки переулка Щегловского, разработанный в середине 80-х. Согласно ему таунхаусов должно было быть гораздо больше, и стоять они могли по всему косогору. Позже от этой идеи отказались из соображений экономии:

    Мнение
    Галина Анатольевна Байдулкина
    директор кемеровской УК «Молодежный»

    – Я работаю в жилищной сфере с 1982-го, помню все этапы строительства и заселения района, – рассказывает Галина Анатольевна Байдулкина, директор кемеровской УК «Молодежный» – компании, которая отвечает сегодня за содержание интересующих нас террасных домов в Щегловском. – Эти дома изначально были ведомственные и строились хозспособом. Это означало, что предприятие само закупало стройматериалы и нанимало рабочих, на собственные средства, которых, естественно, не хватало. Где-то приходилось экономить на качестве, использовать более дешевый кирпич, например. Где-то растягивались сроки. Все эти вещи, конечно, потом аукнулись жильцам. Лично мне здания очень нравятся. Они красивые, необычные. Можно назвать их изюминкой нашего района. Столько эффектных фото у нас тут сделано! Но с точки зрения ЖКХ проблемных точек много. Во-первых, близость грунтовых вод. Подвалы у домов очень глубокие, у нас там стоят насосы, которые круглосуточно откачивают воду, чтобы жильцы не ощущали сырости. Их установила УК, когда принимала дома на баланс в нулевые. Мы привели подвалы в порядок, ежегодно производим покраску, побелку. Второй момент – это террасы. По задумке, за их состояние должны отвечать жители домов, туда нет даже доступа снаружи для наших специалистов. Но далеко не все жильцы подходят ответственно: многие террасы протекают, талые и дождевые воды попадают к соседям снизу. Как результат – террас в хорошем состоянии мало, почти все уже требуют ремонта и серьезных вложений, к которым готов не каждый. Это и на внешнем облике зданий сказывается.

    …Невооруженным взглядом видно, что в капитальном ремонте нуждаются фасады всех трех таунхаусов. Об этом в один голос говорят и жильцы. Однако десятиквартирный жилой дом – тоже многоквартирный, взносы на капремонт жители в Щегловском платят на общих основаниях, и, чтобы собрать требуемую сумму при таком малом числе собственников помещений, требуется гораздо больше времени.

    – В обслуживании эти дома куда сложнее обычных: наши сотрудники уделяют им много внимания и сил. Чистим от снега длинные лестницы, дополнительные заезды, приводим в порядок зону вдоль ручья. Жильцы высаживают во дворе цветы. Общими усилиями, конечно, создается уют. У нас много старожилов – тех, кто заехал сюда еще в 1995-м. За столько лет все друг друга знаем, конечно, – улыбается Галина Байдулкина. – Есть семьи, кому жизнь в необычных домах пришлась не по нраву, переехали. Знаю и таких, кто сразу от квартир в таунхаусах отказался. Вот слесарь нашей УК Сергей Михайлов в свое время работал в «Северных электрических сетях», и ему предлагали квартиру под самоотделку в Щегловском, на первом этаже. Он оценил все возможные неудобства и не стал заселяться. Но есть и люди, влюбленные в микрорайон, в формат жизни в таунхаусах… Тут каждый решает для себя.

    Кто здесь живёт


    Пенсионерка Лариса Барсукова, жительница одного из террасных домов в Щегловском, из тех, кто видит и плюсы, и минусы. В свое время двухкомнатную квартиру площадью 61 квадратный метр на первом этаже от «Северных сетей» получил ее муж. О своем жилье женщина говорит с теплотой и любовью. И неудивительно: квартира очень светлая, просторная, с отдельным, как и у всех здесь, входом, большим холлом-прихожей, комфортной планировки комнатами, удобной кухней. И двумя кладовыми: одна находится внутри квартиры, а другая снаружи, рядом с летней верандой – целый погреб, идеальный для хранения овощей и домашних заготовок. Гигантской каменной террасы, как у жителей верхних этажей, здесь, конечно, нет. Но и на веранде в теплое время года посидеть весьма приятно.

    – Жить здесь мне нравится. Помню, как поразила меня эта квартира, когда я сюда переехала из крохотной КГТ. Да и район тогда был совсем другим. Вокруг – пустыри, до остановки приходилось идти очень долго, да еще по грязи, которая осталась после стройки. Все здания района выросли уже на наших глазах…

    И другая жительница дома № 6 рассказывает о своем необычном жилье с большим воодушевлением, потому что переезд в Щегловский принес ей счастье!

    Мнение
    Наталья Юферова
    директор благотворительного фонда «Город42», жительница дома на Щегловском

    – Я переехала сюда четыре года назад, весной. Вскоре после этого познакомилась со своим будущим мужем. В том же году я сменила работу. В общем, дом этот оказался для меня счастливым. Из главных внешних удобств, конечно, парковка, она большая у каждой квартиры, если приезжают родные и друзья – есть где разместить их транспорт. Нравится очень, что квартира с отдельным входом. Нет подъездов, нет посторонних запахов, мусора. Внутри у нас очень тепло, даже бывает жарко зимой. Знаю, что у многих соседей проблемы из-за протекающих террас, но нам и здесь повезло: сверху живут очень ответственные люди, всё вовремя чинят. И дворники у нас прекрасные: убирают территорию, как следует. Всегда здороваемся, улыбаемся друг другу. Дом у нас дружный. В нашем общем дворе есть традиция: каждую зиму жильцы наряжают елку, точнее – сосну, которая там растет. И в Новый год все выходим отмечать праздник, запускаем фейерверки. Жильцы дома № 8 разбили в прошлом году небольшой парк в честь 75-летия Победы: посадили красивые клены, рябину и декоративные кустарники, ухаживают за ними. Любим ходить гулять на ручей: подкармливаем уточек, наблюдаем за ондатрами, бобрами. Интересно здесь, не скучно уж точно! Когда только заехала, с удовольствием обустраивала квартиру: всё было в новинку, всё интересно. Создавала уют на веранде, чтобы с удовольствием пить кофе по утрам под пение птиц. До сих пор радуюсь и тому, что в квартире прежние хозяева построили сауну – для меня этот момент оказался при покупке решающим. И за все прошедшие годы я нисколько в доме в Щегловском не разочаровалась!

    …Наверное, эти дома могли бы быть красивее, если бы не разномастные решетки на входных дверях и окнах, если бы все жители одинаково заботились о террасах, если бы не было индивидуальных перепланировок и переделок, которые отразились и на внешнем виде домов. Если бы соседи просто договорились и оформляли свою часть здания в едином стиле.

    Но есть что-то и в этой сумасшедшей эклектике, в этой неповторимости, в ломаной ритмике линий. Это еще один заповедник – мы это слово часто употребляем в отношении разных уголков города, хранящих аутентичную атмосферу, к примеру, довоенного времени. Но здесь нечто особенное – памятник свободе девяностых и возможности авторского самовыражения. Здесь стоит побывать, чтобы понять Кемерово.


    Щегловский переулок – место с характером, и его не спутаешь ни с каким другим.


    Необычные соседи

    На верхних этажах таунхаусов располагаются двухуровневые квартиры. Впрочем, похвастаться нестандартной планировкой могут жилые здания по всей округе.

    • Восьмиэтажка 1997 года постройки по адресу: Щегловский, 4/1 – это не имеющий аналогов дом-гибрид, сочетающий в себе двухуровневые таунхаусы с террасами и двух-трехъярусные квартиры с большими лоджиями. Всего 46 квартир, плюс еще 16 гаражей на цокольном этаже. Конструктив просто невероятный!

    • Шестиэтажка по адресу: Щегловский, 10«а» на 76 квартир и более 30 встроенных гаражей скрывает в себе двухъярусные квартиры крайне необычной планировки (например, когда из прихожей идет лесенка в половину уровня вниз, на кухню, а еще одна такая же наверх – к комнатам, по ощущениям выходит, будто уровней в жилище три). Из недостатков – отсутствие лифта, а некоторых смущает еще и наличие длинного общего коридора, как в общежитии: в прессе девяностых здание назвали «элиткой коридорного типа».


    • Высотка в 11 этажей в Щегловском, 12 на 57 квартир была сдана в 2008 году. Три этажа здесь занимают квартиры с террасами, в средней части здания находятся квартиры в один уровень повышенной комфортности, а на верхнем этаже имеются ярусные пентхаусы нестандартной планировки. Также в доме есть лифты, колясочная, встроенная парковка и коммерческие помещения.


    Над материалом спецпроекта работали: Лора Никитина, Марина Туманова.

    Фото: Константин Наговицын

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/1283

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined