+7 (384-2) 58-10-05
    news@gazetakemerovo.ru

    Следователь Евгения ЛАТЫПОВА: в первую очередь это работа именно с людьми

    6 апреля в органах Министерства внутренних дел России отмечается профессиональный праздник работников следственного аппарата. И, хотя он не имеет государственного статуса, практика чествовать в этот день тех, кто имеет отношение к следственной работе, существует очень давно – впервые этот праздник сотрудники МВД отметили ещё в 1963 году, когда органам передали право ведения предварительного следствия.

    Подполковник юстиции Евгения Латыпова занимает должность начальника отдела по расследованию преступлений на территории, обслуживаемой отделом полиции «Рудничный» следственного управления УМВД России по городу Кемерово. И, как говорит сама Евгения Геннадьевна, ничего удивительного в этом нет. Сегодня более девяноста процентов сотрудников следствия в органах МВД Кемерова – женщины. К примеру, в штате Рудничного отдела полиции из 22 следователей всего двое мужчин. Тому есть объяснение: работа следователя не только сложна, но ещё и требует огромного внимания, усидчивости и глубокого педантизма. Женщины справляются со всем этим лучше, оставляя мужчинам оперативную работу.

    – Евгения Геннадьевна, скажите, что повлияло на выбор Вами профессии следователя?

    – Вообще-то это было моей заветной мечтой с самого детства – стать следователем в полиции. Ну а катализатором стал знаменитый в то время телесериал «Улицы разбитых фонарей». Я смотрела каждую серию, буквально не отрываясь, и особенно меня покорила актриса Анастасия Мельникова, игравшая там следователя Абдулову. И я, ещё будучи школьницей средних классов, начала выяснять, получится ли у меня поступить на работу в милицию. Казалось бы, ничего из окружающего меня в глубинке – а жила наша простая рабочая семья в деревне Ключи Крапивинского района – к такому выбору не толкало, но вот, видимо, повлияла «волшебная сила искусства» (смеется). Но родители поддержали меня в этом стремлении, за что я им очень благодарна. Окончив сельскую школу, я приехала в Кемерово и поступила в филиал Современной гуманитарной академии. Окончив её, получила специальность юриста и начала буквально штурмом брать органы МВД.

    – Я так понимаю – штурм удался?..

    – Не сразу. Я пришла в отдел кадров Заводского отдела полиции, получила направление на медицинскую комиссию и… пошла по её этапам. Показалось, что меня оформляют в космос – настолько много всевозможных документов предстояло собрать. В один из моментов я даже отчаялась и чуть было не приняла решение оставить все эти попытки. Но от проявления такого малодушия меня удержала мама, она напомнила мне, что я иду к воплощению своей многолетней мечты. И я продолжила намеченный путь. Пройдя медкомиссию, пришла на собеседование к начальнику следственного отдела Равшану Мехтиевичу Алиеву. И услышала от него, что вакантных мест в следствии попросту нет… Это был серьёзный удар. Вот тут я поступила чисто по-женски – буквально выпросила место стажёра на добровольных началах в Ягуновке. Ну а в феврале 2005 года получила должность следователя отделения по расследованию преступлений в сфере экономики и преступлений против собственности следственного отдела при ОВД Заводского района Кемерова. С тех пор я занимаюсь делом, о котором мечтала и которое люблю.

    – Ваш стаж в органах следствия – уже 16 лет. Как Вы считаете: меняется что-то с годами в характере преступлений, расследованием которых Вы занимаетесь?

    – Конечно. Меняются времена, меняются люди, и меняются совершаемые преступления. Когда я только пришла в следствие, наибольший «вес» в общем составе преступной деятельности имели кражи и уличные грабежи. Теперь всё изменилось. С наступлением эры информационных технологий и большинство преступлений совершается, что называется, «дистанционно». Хищения денежных средств с карт или со счетов, мошенничества. Преступник стал хитрее, образованнее. Но в целом мы можем говорить о снижении уровня преступности.

    – На Вашем столе горы бумаг, и надеяться на то, что они когда-то убавятся, вряд ли приходится. Но ведь работа следователя не целиком «бумажная», много ли Вам приходится работать непосредственно с людьми?

    – В первую очередь именно с людьми. Это работа с потерпевшими, со свидетелями, с подозреваемыми в совершении преступлений. Да, мы каждое следственное действие фиксируем на бумаге, сшиваем всё это по старинке, но всё начинается только с людей, с выстраивания контакта с ними. А это разный контингент, разные люди, у каждого из них своя судьба. И эти люди приходят к нам со своей бедой, они ждут от нас понимания и помощи. А потому нам нужно правильно понять их, подобрать соответствующие каждой ситуации слова, нужно убедить человека в том, что помощь возможна, сделать так, чтобы человек открылся и смог дать информацию, которая поможет делу. А люди далеко не всегда хотят открывать правду, но наша задача – докопаться до истины и до реальных мотивов поступков людей.

    – Существует ли для следователя понятие «рабочий день» в том смысле, как видят его люди других профессий, – с четко ограниченным временем?

    – Вряд ли кто-то из нас может измерить собственный рабочий день, работаем столько, сколько требуется для выхода на результат. А кроме того, нужно ведь самосовершенствоваться. Рост технологий в совершении преступлений предполагает и повышение наших компетенций, знаний в области финансов, банковского дела, страхования, мобильных и компьютерных технологий. А оформление запросов в различные инстанции и получение информации от них! Так что рабочий день у нас, естественно, ненормированный. Я не хочу говорить, что мы считаем это правильным, но нам приходится принимать реальность такой, как она есть.

    – Евгения Геннадьевна, сегодня Вы не просто следователь, но и руководитель крупного следственного отдела. Насколько Вы довольны собственным карьерным ростом и как оцениваете свои способности в области руководства коллективом?

    – Карьерный рост – это вполне естественный процесс. Я прошла за время службы в полиции разные этапы: была следователем, старшим следователем, следователем по особо важным делам. В 2014 году была назначена начальником отделения в отделе полиции на ФПК. А позже, после выхода из декретного отпуска, решила «отсидеться» на должнос­ти заместителя здесь – в Рудничном. Но в ноябре прошлого года шагнула в начальники. Я не скажу, что меня это как-то особо радует, но это моя работа, которой нужно заниматься. И я стараюсь работать с людьми. Когда я была следователем, то думала, что начальнику живётся легче, но теперь уже так не считаю, ведь здесь приходится отвечать буквально за всё. Правда, сейчас я уже самостоятельно не веду дел, но и без этого работы более чем достаточно. Руководить людьми – не самое лёгкое дело, ну а ответ на вопрос, насколько хорошо это у меня получается, можно получить только от них самих.

    – Сегодня, в свой профессиональный праздник, Вы пришли на работу в форме – она Вам, кстати, очень идёт. Таков регламент?

    – Для нашей службы ношение формы не является обязательным, она необходима во время дежурств и определённых совещаний. Но лично мне форма нравится, и даже очень.

    – Что бы Вы хотели пожелать в этот день своим коллегам?

    – Прежде всего – семейного счастья. Хороших тылов. Чтобы каждого всегда ждали дома, любили и всегда встречали тёплыми словами. Работа – это наш долг, а родной дом – место, куда мы больше всего стремимся. И пусть он всегда остаётся таким же родным, уютным и добрым!


    Наша справка
    Первый супруг Евгении Юрий Владимирович Латыпов, лейтенант полиции, сотрудник специального отряда быстрого реагирования (СОБР) «Символ», находясь в спецкомандировке, погиб 11 июня 2013 года в Новолакском районе Дагестана в результате вооруженного нападения.
    Денису Латыпову, старшему сыну Евгении Геннадьевны, сейчас 11 лет. Он активно занимается спортом и является членом юнармейского отряда «Стальная рысь» школы № 74, который носит имя его отца Юрия Латыпова. Младшему сыну Саше – два года.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/869

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined