«Пропущенный вызов»: Театр для детей и молодёжи играет спектакли по телефону

    Во всем есть свои положительные стороны. И карантин по COVID-19 – не исключение. Потому что именно он подарил кемеровчанам новую занятную форму театрального представления – необычный спектакль для одного лишь адресата. Его актеры играют… по телефону. Премьера постановки «Пропущенный вызов» прошла в Театре для детей и молодёжи в начале мая и уже снискала большой, искренний и позитивный отклик у зрителей.

    Наши корреспонденты наведались в «молодёжку», побеседовали с создателями необычной постановки – директором театра Григорием Забавиным, режиссером Ириной Латынниковой и артистами, которые принимают в ней участие.

    Когда звонит телефон…

    Ситуация вокруг «Пропущенного вызова», как иронично отметил Григорий Львович, «идеально удаленная». Билет на спектакль зритель покупает онлайн, потом на WhatsApp театра присылает его фото, от ответственного лица получает анкету и специальные инструкции, до начала действа – ещё и текст с репликами. В обозначенный на билете день и час раздается звонок – спектакль начинается. Всё! Ни на одном этапе никто ни с кем не встречается и не общается лицом к лицу.


    Казалось бы, затея так себе. Сомнения в том, что такая форма театрального представления заставит зрителя рефлексировать, тронет его эмоционально и вообще оставит какое-либо послевкусие, по словам режиссера Ирины Латынниковой, были очень большие. Форма новая не только для зрителей, но и для актеров, что из всего этого получится, не знал никто. Совместное погружение в неизведанное было рискованным экспериментом – и всё-таки обернулось большой удачей! Но обо всём по порядку.

    27 марта Театр для детей и молодежи в связи с ограничениями по COVID-19 приостановил все спектакли и, как и многие учреждения культуры города, начал работать дистанционно. Развернул масштабную деятельность на просторах своих интернет-ресурсов и групп в соцсетях. Здесь тебе и песни со стихами, и разнообразные тренинги, игры-викторины, онлайн-записи постановок из закромов… Не хватало только одного: собственно театральной деятельности, живого непосредственного общения со зрителем.


    – Актеры, которым пришлось остановиться в разгар театрального сезона, начали постепенно сходить с ума, народ взвыл, – шутит Григорий Львович. – И мы начали искать альтернативу. Идея была на поверхности: использовать для прямого контакта со зрителем Skype, Zoom или телефон. Видеосвязь с вечно подвисающей картинкой исключили сразу, и осталось одно средство, самое распространенное и доступное.

    Непредсказуемый, как сама жизнь

    А дальше, как говорят в театре, начался процесс взаимозаражаемости идеей. От директора к режиссеру, от режиссера к актерам. Под новый вид связи написали специальную пьесу, сюжет и ситуация которой максимально близки абсолютно любому жителю нашего городка.

    – Мы долго думали над жанром. Рассматривали и детектив, и хоррор, – рассказывает режиссер Ирина Латынникова. – Но ведь все люди разные, угадать, кто и как будет воспринимать такую постановку, включаться в неё сходу или, наоборот, отторгать – просто невозможно. Решили остановиться на самой обычной повседневной жизни, на том, что близко всем нам без исключения.


    – Зритель оказывается не в каком-то надуманном мире, а его жизнь становится полем спектакля, – поддерживает Григорий Львович.


    И в спектакле зритель (в данном случае – слушатель) уже не просто пассивный наблюдатель, а активный деятель, сотворец, ибо ему предлагается роль, которую он вместе с актерами (по сюжету постановки их двое) проигрывает в форме телефонного диалога. Для того, к слову, адресату и присылают текст с его репликами и специальными ремарками. Последние, как подмечают актеры, выполнять для полного погружения необходимо обязательно и в точности. Равно как и следовать правилам игры – смыслу и сюжету повествования, его основной канве.

    – И все-таки это очень свободное произведение, в котором много моментов для живой импровизации, – говорит актриса театра Нина Степанова. – Настроение, тон постановки, некоторые сюжетные повороты и даже её финал во многом зависят от зрителя, от его темперамента, взгляда на жизнь, личностных установок. Кто-то, например, строго следует своим репликам. Хотя на самом деле текст можно перефразировать, говорить своими словами.


    – Одна зрительница, например, настолько свободно вела себя с нашим текстом, что я подумал, что вообще ошибся номером, – смеется коллега Нины по спектаклю Андрей Полещиков. – Причем всё было в контексте, от основного смысла пьесы она не отклонялась, но почти с первых минут разговора у нас началась чистая импровизация, ситуация ожила, и спектакль вышел абсолютно уникальным, а диалог – непредсказуемым, как сама жизнь.

    Достучаться до тебя, зритель!

    О сложностях новой театральной формы актеры говорят единогласно, выразительных форм всего ничего – текст, паузы и собственный голос, а задача, как и всегда, стоит глобальная: дотянуться до самых глубин души человека (а он теперь вообще на другом конце провода) и привести его в состояние катарсиса.


    – Мы полностью проживаем спектакль, физически проигрываем его так, будто зритель на самом деле нас видит, – разъясняет Нина. – И по-другому нельзя, иначе это будет просто чтение текста по телефону по очереди.


    – Иногда, слушая, как работают коллеги, я чувствую, что меня пробирает до самого нутра, – говорит Андрей. – Мы аккумулируем всё актерское мастерство и выдаем только по одному каналу. Такое направленное, очень концентрированное воздействие получается. В отзывах зрители пишут, мол, будто побывали на настоящем спектакле в театре – уже не раз читал такое. И для них, и для нас это крайне интересный и полезный опыт.

    С премьерного «показа» постановки «Пропущенный вызов» (3 мая) состоялось уже порядка 20 телефонных спектаклей. И, вопреки опасениям, зрителям новая форма очень даже «зашла». «Не думала, что запою когда-либо вообще, но в спектакле – это случилось» (есть там такой сюжетный поворот. – Прим. авт.), – поделилась одна из зрительниц. «Куча эмоций! – вторит ей другая. – Пришлось даже валерьяночки попить. А ведь я вообще не охотник по телефону болтать. Ощущение, будто и у меня тоже была премьера…». А вот еще: «События, которые описываются в спектакле, всколыхнули воспоминания. Меня накрыло с головой…»


    – Одна из зрительниц по ходу спектакля выкладывала свои ощущения в stories, и было видно, как меняется её состояние, как там что-то переворачивается у человека внутри, – отмечает Ирина Николаевна. – Тот самый эффект реального театрального действия, связь со зрителем, они все-таки возникли.

    – Наблюдаем занятный парадокс. Благодаря форме удаленного спектакля удается, наоборот, соединиться с человеком и достучаться до его сердца, ума и души… – подытоживает Григорий Забавин. – Это всегда дорогого стоит, и особенно в сложившихся условиях.


    …Спектакль «Пропущенный вызов» в Театре для детей и молодежи продолжат играть вплоть до завершения карантина. Свободные «трубки» для желающих испробовать на себе новую форму театрального представления пока есть (на большинство спектаклей, правда, билеты раскуплены).


    А руководство театра уже подумывает внести телефонную постановку в постоянный репертуар, так что не исключено, что и после снятия ограничений по COVID-19 зрители смогут услышать свой неожиданный… долгожданный звонок.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/904

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined