Под грифом секретности

    4 сентября в нашей стране отмечается День специалиста по ядерному обеспечению. Дата учреждена в 2006 году. Кемеровчанин Юрий Иванович ПОЛИН – ветеран подразделения особого риска категории «Д», участвовавший в подземных испытаниях на Семипалатинском полигоне в 1966 году. Он вместе с сослуживцами обеспечивал сбор, доставку и захоронение радиоактивных веществ.

    О неразглашении

    Секретная командировка

    Юрий Полин родился в 1942 году на Дальнем Востоке. В Кемеровской области проживает с двенадцати лет – мама Серафима Андреевна была родом из Кузбасса. Окончив в Ленинске-Кузнецком десятый класс, начал работать на железной дороге.

    В 1964-м был призван в армию. Попал служить на Алтай в отдельную химико-радиационную часть (многими годами позже военнослужащие этой части станут ликвидаторами последствий Чернобыльской ядерной катастрофы). Отучился в сержантской школе, получил воинскую специальность химика-дозиметриста и продолжил службу командиром отделения во взводе радиационной и химической разведки. Батальон химической защиты располагался в селе Топчиха. Юрий Иванович вспоминает, как позже он попал на Семипалатинский полигон.

    – Приказом по Западно-Сибирскому военному округу из состава нашего батальона сформировали специальную роту. В нее входил наш взвод радиационной и химической разведки, а также взвод химической обработки и дегазации и взвод санитарной обработки. Нас отправили на спецзадание для участия в испытаниях при проведении подземных ядерных взрывов. Прибыли в военный городок неподалеку от города Курчатова на северо-востоке Семипалатинской (сейчас Восточно-Казахстанской) области Казахской ССР. Нас стали готовить. Но честно скажу, что знали мы очень мало, только в общих чертах понимали, что должны провести радиационно-химическую разведку. Больше всего времени уделялось политзанятиям, на которых многократно повторялось: «Это нужно для Родины!» и «Запомните, что всё это секретно!»

    Юрий Полин успешно отслужил три года срочной службы. Командованием отмечался только положительно, вырос до должности старшины роты и получил соответствующее воинское звание. Говорит, что служба его всегда только радовала, а воспоминания, связанные с армией, относит к одним из лучших в своей жизни.

    Вблизи от эпицентра

    Обучение длилось примерно неделю, а затем после раннего подъема в установленное время солдат направили на «точку Ш» – на расстоянии одного километра от эпицентра ядерного взрыва. Личный состав в средствах защиты – противогазах и ОЗК – находился внутри бронированных машин радиационной и химической разведки с закрытыми люками. Всего туда выдвинулось пять экипажей с одним офицером во главе. Около 10 часов утра был произведен подземный взрыв. Земля затряслась. Из-под земли стало расти облако – точно такое, какие солдаты видели на учебных плакатах. Через некоторое время предстояло продвинуться еще на 350 метров вглубь к эпицентру, замерить там уровень радиации и установить указатели. Приказ был выполнен. По возвращении в часть и техника, и люди подверглись тщательной обработке.

    – Самым страшным, на мой взгляд, было время ожидания взрыва, – вспоминает Юрий Иванович, – ведь мы даже представить себе не могли, что при этом произойдет. И мне до сих пор кажется, что на нервную систему это ожидание подействовало больше самого взрыва. Во всяком случае, когда мы возвращались, меня всего просто трясло. Все имели индивидуальные дозиметры, но они были, что называется, «слепыми», и определить по ним, какую дозу получил каждый, возможности не было, просто сдавали их потом для расшифровки. Но опять же, и после нее нам никто ничего не сказал – всё было засекречено. Никаких вопросов не допускалось.

    Через три дня в том же составе военные химики снова выехали к эпицентру для сбора грунта в контейнеры, где провели за этой работой около двух часов. Доставив пробы в научный центр Курчатова, раскладывали грунт в соответствии с инструкциями, хотя сути происходящего не понимали. В общей сложности командировка на Семипалатинский полигон продлилась полтора месяца. Затем солдаты с командирами вернулись в свою часть на Алтае.

    Из истории ядерных испытаний

    Первым полигоном испытаний в СССР стал Семипалатинский ядерный полигон (территория Казахстана). За сорок лет, с 1949-го по 1989 год, здесь было произведено не менее 468 ядерных испытаний. По официальным данным, за период 1996 – 2012 год в ходе проведения специальных операций объединенными подразделениями Казахстана, России и США, которые вели поиск, сбор и захоронение радиоактивных материалов, на этой территории собрали около двухсот килограммов плутония.

    Другой ядерный полигон страны в 1954 году разместили в Арктике – на архипелаге Новая Земля. Здесь до 1990 года на трех площадках произведено 132 ядерных взрыва, в том числе несколько надводных и подводных. Тут прошло испытание самой мощной в мире водородной бомбы (58 мегатонн).

    Известны и так называемые Тоцкие войсковые учения «Снежок» с применением ядерного оружия в сентябре 1954 года. Выбор места их проведения пал на Тоцкий военный полигон в Оренбургской области, так как рельеф местности здесь подобен типичному западноевропейскому. Задействовали около 45 тысяч военнослужащих, задачей которых было преодоление территории «противника», зараженной произведенным тут же ядерным взрывом.

    Кроме запланированных испытаний и учений случались и аварии. Первая радиационная катастрофа произошла на ядерном комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 года в Челябинской области. В результате площадь заражения составила 23 тысячи квадратных километров, коснувшись города Каменска-Уральского и еще 217 населенных пунктов, где проживало около 272 тысяч человек. Другая радиационная авария зарегистрирована 10 августа 1985 года в дальневосточной бухте Чажма. Тогда при проведении работ с реакторами атомной подводной лодки К-431 погибло 11 человек, а несколько сотен подверглись облучению.

    В память о событиях и людях

    После службы старшина Полин продолжил трудиться на железной дороге. Заочно окончил Тайгинский железнодорожный техникум, работал в вагонном депо Ленинска-Кузнецкого, в начале 80-х переехал в Кемерово.

    Общий стаж работы на предприятиях Кузбасса у Юрия Ивановича составляет 45 лет. Но и выйдя на пенсию, он активно занимается общественными делами, является координатором ветеранов подразделения особого риска при КООО «Союз «Чернобыль», участвует в патриотическом воспитании молодежи, встречается со школьниками, рассказывая о «тихих подвигах» ветеранов подразделений особого риска. Свет на информацию о многих из них пролили лишь после страшных последствий Чернобыльской катастрофы.

    – Мои коллеги, – говорит Юрий Полин, – живут практически во всех городах и многих поселках Кузбасса. В Кемерове нас 46 человек, в Новокузнецке – 50, в Белове – 29, в Мариинске – 20. А всего в Кемеровской области на учете в нашей организации состоит 266 человек. Раньше их было гораздо больше, но полученные дозы радиации и через многие годы продолжают разрушающее воздействие, и от нас уходят лучшие. Было принято правильное решение – признать наше существование. И вовсе не для льгот. А для памяти обо всех тяжелых событиях и о людях, которых они коснулись.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/628

    Загрузка комментариев

    Теги по теме:

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined