На языке танца

    – С чего начался Ваш творческий путь?

    11 ноября татарскому народному коллективу – вокально-хореографическому ансамблю «Дуслык» исполняется 27 лет. «Дуслык»
    в переводе с татарского означает «дружба».

    Ансамбль побывал во множестве городов нашей необъятной страны. Особое внимание артисты уделяют отдаленным селам Кемеровской области, где регулярно выступают с концертными и развлекательными программами. Высокое звание «народный ансамбль» получено в 2002 году за достойную пропаганду развития и сохранения татарской культуры.

    Валерий ГАРИФУЛИН уже много лет является бессменным руководителем хореографического направления коллектива. За свою деятельность он получил множество наград, в том числе медали «За веру и добро», Алексея Леонова и «Патриот России».

    – Мне было лет 15. К нам в строительный техникум в г. Березовский пришел мужчина, который набрал небольшой танцевальный коллектив. Хореограф был без профильного образования, поставил нам три танца. Но благодаря этому коллективу я впервые побывал на телевидении – в Новокузнецке на шахтерском «голубом огоньке». Летом мы ездили в составе агитбригад по селам и полям. Было очень интересно. Потом наш руководитель уехал, а желание танцевать осталось.

    – И Вы решили связать свою жизнь с танцем?

    – Отчасти. Всю жизнь я проработал строителем. А танцы существовали параллельно с работой.

    – Как Вы попали в один из самых известных городских коллективов – «Шахтерский огонек»?

    – В газете «Кузбасс» прочитал, что танцевальный ансамбль из ДК шахтеров ездил в Америку. Я приехал в Кемерово и пришел на репетицию «Шахтерского огонька». Руководитель меня заметила и устроила небольшой экзамен. Так я и остался здесь. Потом отслужил два года в армии. В Новосибирске был ансамбль песни и пляски Сибирского военного округа, где я два года повышал квалификацию под руководством лучших хореографов. А когда вернулся, попал в костяк коллектива. Я отличный «низовик», могу выполнять трюки ногами. Это очень редкий случай, нужна большая выносливость. У меня было по три трюка за номер. Так я и жил: днем на стройке, а с семи вечера у балетного станка.

    – Не хотелось сделать танцы своей профессией?

    – Мне предлагали поступить в институт культуры, но я не захотел. Я хороший строитель. Эта профессия стабильная, всегда приносила мне деньги. А хореографы не живут на одном месте, постоянно переезжают. Город Кемерово мне нравится, здесь я создал свою семью, да и танцевальный коллектив замечательный. Руководитель была мне как вторая мама. Коллектив много выступал: БАМ, Дальний Восток, Сахалин… Для нас была большая честь выступать для шахтеров на открывающихся промыслах. Мы объездили пол-Европы, были и в Индии, и на Кубе.

    – Когда Вы занялись татарским танцем?

    – Всегда любил народные танцы – русские, венгерские и другие. Когда мне было лет 35, меня заметили представители татарской общины и пригласили к себе. Так все и началось.

    – Откуда приехали Ваши предки?

    – Из деревни Бадряш-Актау, которая находится в Янаульском районе Башкортостана. Когда туда пришла советская власть, построили водохранилище, и все села там ушли под воду. Вот мои предки и приехали в Анжеро-Судженск, где начали развиваться угольные копи. Татары – трудолюбивый народ, многие стали шахтерами. Потом расселились по всему Кузбассу, да и по всей Сибири. Недавно мы были в Томске на Сабантуе. Там в одной из школ увидел фотографию с подписью: «Семья Гарифулиных». Может, и родственники мои.

    – Ваша семья соблюдает татарские традиции?

    – Я вырос в Советском Союзе, когда не было мечетей. Все народы жили одной большой семьей. С одной стороны, это здорово, с другой, потерялась некая национальная самоидентификация. В деревнях люди еще придерживались постов и других традиций. Я же рос в Анжеро-Судженске, относительно крупном городе. Мама, 1927 года рождения, язык знала, но считала, что не надо ему меня учить, достаточно и русского. Сейчас у нас есть школа татарского языка. Но осваивать его в моем возрасте очень сложно. Отдельные слова-то я знаю, а вот полного языкового общения нет. Хотя часто слушаю татарские песни, постоянно езжу на национальные праздники. Я не владею татарской речью, но многое могу показать движениями танца, жестами, к чему татары очень восприимчивы. Я ездил на федеральный Сабантуй в 2009 году в Ульяновск. Там было мало сибирских татар – далеко ехать. Никто не мог поверить, что я из Сибири, так им понравилась моя техника.

    – Многие знают Вас не только как танцора, но и как фотографа – Вы бываете практически на всех городских спортивных и культурных мероприятиях.

    – Фотография – как картина, только рисуешь не кистью, а объективом. Находишь что-то интересное – снимаешь. Я давно влюбился в это занятие. Купил фотоаппарат «Смена-Символ» ломовский, когда дети родились. Сам проявлял, печатал, сам кадр выстраивал. А теперь стараюсь запечатлеть самые увлекательные моменты из жизни Кемерова, в том числе и наши национальные и межнациональные праздники. Раньше их было больше, теперь меньше, возможно, экономический кризис повлиял. Но мы всё равно дружим, все вместе собираемся, например, поздравлять ветеранов: армяне и славяне поют, таджики готовят плов, татары танцуют. Так и живем.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/251

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined