На передовой: анестезиологи-реаниматологи выходят из тени

    Профессия анестезиолога-реаниматолога до недавнего времени была несколько недооценена. Последние события, всколыхнувшие мир, не просто вывели ее из тени, но и показали действительную значимость.

    В преддверии Дня медицинского работника наш корреспондент Светлана Булаева побеседовала с Андреем Фроловым, молодым и перспективным заведующим отделением анестезиологии и реанимации №2 кузбасской клинической больницы скорой медицинской помощи им. М.А. Подгорбунского.


    В этом отделении всегда тихо. Слышны только звуки работающих медицинских приборов и негромкая речь персонала. Посторонним вход воспрещен, ведь здесь в буквальном смысле слова идет борьба жизни и смерти. Отсюда пациентов не выписывают домой, а переводят в другие отделения, когда состояние стабилизируется. Поэтому усилия врачей несмотря на то, что спасение пациента в их руках, остаются словно незамеченными.


    — Как говорится, хирург настолько велик, насколько ему это позволяет анестезиолог, — шутит Андрей Фролов. — Например, все знают, какой кардиохирург сделал операцию Ельцину, но никто не знает, кто был анестезиологом, ведь так? Мы привыкли работать в тени смежных специалистов. С другой стороны, мы и не рвемся к славе, есть другие способы проявить себя. Ты всегда держишь руку на пульсе жизни, когда идет сложная операция. Когда все проходит хорошо, пациент выздоравливает, ты понимаешь, что все сделал правильно. Этого вполне достаточно.


    Андрей Юрьевич работает врачом анестезиологом-реаниматологом с 2006 года. С профессией определился в 11 классе. Родственники-медики предложили талантливому парню попробовать силы на этом поприще и не прогадали. Со специализацией долго не раздумывал. Правда, сначала хотел стать более узким специалистом.


    — Врач может поменять специализацию в любой момент, но я совершенно не жалею о своем выборе. Перед ординатурой подумывал о токсикологии, но уйти в узкую специфику можно всегда, поэтому остался в общей реанимации.


    Профессия анестезиолога-реаниматолога всеобъемлющая. Нужно разбираться во множестве областей: в терапии, травматологии и даже стоматологии. При этом, как и в любой медицинской специальности, важно постоянно следить за открытиями и повышать квалификацию.


    — Призвание реаниматолога подразумевает, что человек должен постоянно читать, самосовершенствоваться. В этой сфере нельзя пользоваться знаниями, которые ты получил, скажем, 20 лет назад в академии. Наука и практика динамично развиваются, постоянно что-то меняется. Конечно, базисные вещи остаются, но с повышением уровня диагностики происходит переосмысление подходов к лечению, — поясняет доктор. — Я ездил на обучение в Москву и даже в Германию. Это очень интересный опыт. В Европе другая организация врачебной работы, например, гораздо меньше бумаг.


    Андрей Фролов и сам передает знания «новобранцам»-ординаторам.


    — Я люблю работать с молодыми специалистами. Когда ты что-то хорошо знаешь и умеешь, хочется поделиться этим. Кстати, и ординаторы помогают привнести свежий взгляд. Как говорил Сократ: «В споре рождается истина». Конечно, есть моменты, когда дискуссии недопустимы, но в основном я всегда открыт для диалога. Тот, кто просто плывет по течению, как правило, не задерживается в нашей профессии больше чем на год-два. И это к счастью. Но большинство молодежи горит!


    Здесь же Андрей Юрьевич встретил свою судьбу. Его жена Татьяна когда-то пришла в отделение врачом-ординатором. Сегодня супруги растят двоих сыновей и во всем поддерживают друг друга.


    — Мне очень повезло, что моя жена тоже реаниматолог, только в другом учреждении. Многим женщинам бывает тяжело принять работу мужа, который сутками пропадает в больнице. У нас же этой проблемы в принципе быть не может, — улыбается Андрей Юрьевич. — Наоборот, это нас еще больше сплочает. Иногда советуемся по поводу сложных случаев, обсуждаем инновационные методы.


    Сейчас у медицинского сообщества появилась еще одна общая и важная тема — борьба с коронавирусной инфекцией. Анестезиологи-реаниматологи оказались в центре событий.


    — О нас заговорили. И мы, конечно же, все сплотились. Регулярно проходят вебинары с московскими коллегами, идет непрерывный обмен мнениями и информацией. Обстоятельства постоянно в движении: изначально были одни установки в плане терапии, спустя какое-то время они были пересмотрены, нарабатывается опыт. Уже есть методические рекомендации по коронавирусу, которые обновляются раз в две-три недели.

    При этом отделение продолжает и свою обычную жизнь. Обучение приходится совмещать с дежурствами и бумажной рутиной.


    — Мы привыкли к многозадачности. В нашей профессии самое важное — это внимание к деталям. В индийской мифологии есть многорукий бог. Прекрасное качество для анестезиолога! У него должно быть 10 пар глаз и 10 пар рук, потому что вся ответственность за пациента, особенно в операционной, по сути, на нем. Нужно следить за хирургами и операционной сестрой, мониторить состояние пациента и его показатели, быть готовым к принятию экстренных решений… Надеемся, что объединение усилий, пусть и вынужденное в связи с коронавирусом, поможет улучшить состояние мировой и отечественной медицины.

    Цифры и факты


    В отделении анестезиологии и реанимации кузбасской клинической больницы скорой медицинской помощи им. М.А. Подгорбунского работает 33 специалиста: 14 врачей, 16 медицинских сестер и 3 представителя младшего медицинского персонала. Ежегодно через реанимацию проходит около 600-680 пациентов.


    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/947

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined