Кемерово: что с экологией?

    Фото:  

    Представители городской власти, руководители крупных промышленных предприятий и общественники обсудили состояние окружающей среды в областном центре.

    Проблема загрязнения окружающей среды волнует кемеровчан. Особенно в морозы, когда город периодически накрывает плотное облако смога, а словосочетание «режим неблагоприятных метеоусловий» становится одним из самых произносимых.


    Первопричина этого – географическое положение. Кемерово – город, выросший в эпоху тотальной индустриализации, в низине, в долине реки, жилая застройка у нас с самого начала велась вплотную к заводам (а иногда заводы размещали впритык к уже стоявшему жилью). Старожилы вспоминают 1960–70-е, когда индустриальных предприятий в Кемерове было гораздо больше, работали они интенсивно, об экологических программах никто не задумывался, и как следствие – дышать жителям промышленного центра было еще труднее. Но воспоминания – вещь субъективная. Определённо, настало время тщательно проанализировать ситуацию и понять, возможно ли её улучшить.


    Виноваты машины и частник?


    Согласно данным, представленным на заседании коллегии администрации города, посвященном экологической повестке, суммарный объем выбросов вредных веществ в атмосферу на территории Кемерова ежегодно составляет около 100 тысяч тонн (по данным за 2019 год – 102,37 тыс. тонн).

    Около половины этих выбросов – на «совести» промышленности и энергетики. Еще 30% – это автомобильные выхлопы. Наконец, около 20% в среднем за год (а зимой – до 30%) – это дым из труб домов частного сектора, отапливаемых углем.


    Причем специфика Кемерова такова, что значительная часть индивидуальной жилой застройки у нас исторически располагается в центре города, а газифицированные улицы можно пересчитать по пальцам, да и находятся они ближе к окраинам. Или в отдаленных районах – Кедровка, Лесная Поляна. И хотя в ближайших планах города стоит газификация нескольких районов (Ягуновского, Плодопитомника и других), до частного сектора в центре Кемерова она едва ли доберется. Дело в том, что обширный частник за Знаменским собором и многие другие аналогичные зоны являются территорией перспективной застройки. В перспективе эти индивидуальные дома будут сносить, а на их месте появятся новые многоэтажные микрорайоны. Что же до частника, который строится на периферии, конечно же, туда будет поэтапно приходить газ, и постепенно черные коптящие трубы уйдут в прошлое.

    На газ планомерно переводится и общественный транспорт: уже сегодня из 787 единиц 362 работают на экологичном топливе, и это без учета электротранспорта.


    А вот перевод на газ личного автотранспорта кемеровчан – это уже вопрос экологической сознательности каждого автомобилиста. Повлиять на этот процесс извне крайне трудно. Хотя и в этом направлении делаются шаги, например, скоро в Кемерове заработают новые газовые заправки. Еще один важный путь, которым следует город, – оптимизировать транспортные потоки, сооружая новые дороги и развязки, а также грамотно подходя к вопросу организации дорожного движения.


    Кто еще чадит в областном центре? Как ни странно, небольшие угольные котельные – такая, как у въезда на Кузбасский мост в районе водозабора, обслуживающая ряд технических объектов и жилой дом. Многие мелкие предприятия, те же СТО, частенько устанавливают угольные котлы, чтобы обогревать нежилые помещения. Таких неучтенных источников дыма в городе сотни, и копоть каждого вносит свою лепту в почернение кемеровского неба.

    Или промышленность?


    Однако же меньше масштабы – меньше спрос. С особым же прицелом на коллегии обсуждалась ситуация с выбросами промышленных предприятий, и именно руководители крупных заводов – «Химпрома», «Кокса», «Азота», Кемеровской ГРЭС, «Токема» и Кедровского угольного разреза – попали под артобстрел вопросов со стороны неравнодушных граждан – представителей ОНФ и других общественных организаций.


    Всё это предприятия с долгой и богатой историей, строились они совсем в другую эпоху, и основатели их руководствовались абсолютно иными принципами, нежели принято сегодня. Шутка ли – Кемеровский коксохимический завод скоро отметит 100 лет! При этом заводы давно взяли курс на техническое перевооружение и модернизацию, на постепенный вывод из эксплуатации устаревшего оборудования и оснащение производств современными средствами защиты от выбросов.


    Управляющий директор ПАО «Кокс» Борис Булаевский начал свой доклад с ретроспективы, рассказав о том, что впервые их производство начало принимать кардинальные меры, чтобы снизить разрушительное воздействие на экологию, в 1985 году. За 35 лет изменилось очень многое: не стало пекококсовых печей и ряда вредных производств. Был прекращен сброс сточных вод в Томь, внедрена технология очистки коксового газа от аммиака. Запущена самая современная коксовая батарея в России, выдача кокса снабжена беспылевыми установками. А в 2017 году погас факел над «Коксом» – его сменила закрытая факельная установка. Выбросы вредных веществ к 2020-му сократились на сотни тысяч тонн, причем основная часть отходов теперь утилизируется в собственном производстве.

    По итогам природоохранной деятельности предприятие достигло минимального уровня воздействия на окружающую среду среди коксохимических предприятий, и дальнейшее улучшение возможно за счет повышения эффективности оборудования и применения перспективных технологий. Сейчас на «Коксе» готовят к внедрению ряд таких проектов.


    По словам генерального директора ООО «Химпром» Игоря Казанцева, затраты завода на природоохранные мероприятия составили в 2020 году 55,5 млн рублей. И выбросы «Химпрома» в 2020 году показывают существенную отрицательную динамику по сравнению с 2019-м.

    Системно работает над имиджем экологичного предприятия и КАО «Азот». По словам генерального директора Игоря Безуха, большие усилия и средства направляются на организацию постоянного мониторинга санитарно-защитной зоны и жилой застройки, который проводит не только аккредитованная лаборатория предприятия, но и независимая, а также на внедрение систем автоматического контроля технологических источников выбросов. До 2026 года такими системами будут оснащены все источники выбросов.


    В 2021–25 годах за счет инноваций выбросы аммиака удастся сократить на 200,5 тонны, выбросы нитрата аммония – на 1438 тонн (на 75%), выбросы оксидов азота – на 95 тонн и оксида углерода – на 5000 тонн (то есть на 52%).


    Директор Кемеровской ГРЭС Сергей Пушкин рассказал, что за счёт перераспределения нагрузки на оборудование удалось снизить концентрацию диоксида азота на границе санзоны с 0,88 до 0,79 ПДК. По всем остальным веществам предприятие не превышает допустимых норм даже в период пиковых тепловых нагрузок.


    И это лишь часть индустриальных предприятий, доклады которых были заслушаны. И лишь часть мер, которые принимаются.


    Кстати, в 2020 году режим НМУ объявлялся 42 раза, исключительно в зимнее время. Хотя заводы работают круглый год.

    Нужен диалог


    Вред, который промышленность наносит окружающей среде, нельзя отрицать, как и факт, что многое делается для того, чтобы его снизить. Критикуя производства и требуя их закрыть, как делают в социальных сетях некоторые жители, нужно помнить, каково пришлось региону в девяностые, когда часть заводов действительно стояла. Промышленность – это прежде всего залог благосостояния края, который изначально задумывался и осваивался как индустриальный. И это рабочие места для тысяч кузбассовцев. Как и сто, как и пятьдесят лет назад, эти заводы дают возможность обеспечивать семью очень большой части населения.


    Как отметил в завершение коллегии глава города Кемерово Илья Середюк, со стороны кемеровчан запрос на улучшение экологии в городе – один из основных, при этом кардинальное решение найти трудно. Ведь невозможно перенести всё жилье на десятки километров от основных загрязнителей. А раз мы соседствуем с промышленностью, то нужно найти способы «мирно» сосуществовать.


    У местной власти отсутствуют прямые рычаги воздействия на промышленников. Но она вполне в силах консолидировать сообщество: директоров, собственников, представителей контролирующих и надзорных организаций, общественников. Что и было сделано, в том числе на коллегии.


    Выход здесь один - постоянный диалог. И поиск взаимопонимания, поскольку все мы живем в одном городе и дышим одним воздухом.

    Что еще делается городом для улучшения экологической обстановки?


    • Ежегодно высаживается до 40 тысяч деревьев и кустарников. В 2020 году – 43 222 саженца разных пород.
    • Принято решение о ликвидации и рекультивации нескольких полигонов промышленных и бытовых отходов, которые расположены в Кировском и Заводском районах.
    • Город избавляется от несанкционированных свалок. В 2020 году ликвидировано 237 неорганизованных свалок в объеме 21 969 кубических метров по муниципальным контрактам. 46 свалок убрали в ходе субботников.
    • Ежегодно проходят мероприятия в рамках Всероссийских дней защиты от экологической опасности: субботники, акции, научно-практические конференции, слеты и конкурсы
    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/1343

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined