Как рождался Кемерово: город-сад, соцгород, город-ансамбль

    Исследование «Кемерово: градостроительство и архитектура 1910–1940 годов» в областном краеведческом музее представила Ирина ЗАХАРОВА, доцент Кузбасского государственного технического университета. По результатам изысканий автора более 100 объектов градостроительства и архитектуры включены в реестр культурного наследия Кемеровской области. В планах учёного – презентация новой книги «Кемерово: город-сад – соцгород – город-ансамбль».

    От острогов к деревням

    По мнению автора книги, именно с 1910-го до начала 1940-го село Усть-Искитимское совершило гигантский скачок в развитии, превратившись в город Кемерово с населением почти 300 тысяч человек.


    Освоение Западной Сибири начиналось со строительства острогов. На территории Кузнецкой котловины это было основание в 1604 году Томской крепости, Кузнецкого острога – в 1618-м, Сосновского – в 1657-м и Верхотомского – в 1670 году. Они стали укрепленной линией вплоть до Кузнецкого Алатау. Позже осваивалось пространство между острогами – к последней четверти XVII века здесь появились первые заимки и деревни крестьян. Эти процессы отражены картографом из Тобольска Семеном Ремезовым в «Хорографической чертежной книге», «Чертежной книге Сибири» и «Служебной чертежной книге», составленных с 1697-го по 1730 год.


    Город Кемерово формировался на протяжении XVII–XIX веков как минимум из семи деревень: на правом берегу Томи – Щеглова, или Красный Яр, Кемерова, Боровая, Евсеева и на левом – Усть-Искитимская (с 1847 года – село), Кур-Искитимская (Плешкова), Давыдова (Ишанова). Их население к 1763 году составляло 525 человек, а к 1858 году вдвое больше – 1033.


    Волостным центром к началу XIX века стало село Усть-Искитимское, расположенное по обоим берегам реки Искитим при впадении ее в Томь. Здесь в 1904 году было 119 дворов, где проживали 664 человека, действовали две православные церкви, сельское училище, хлебозапасный магазин, различные лавки и базары.

    Единый город

    Открытие залежей угля в начале XVIII века серьезных изменений в жизнь местного населения поначалу не внесло, уголь долго был слабо востребован. И только строительство Транссиба изменило положение – магистраль стала крупным потребителем топлива. Его массовую добычу взяло на себя акционерное общество «КОПИКУЗ», оформив в 1912 году концессию на разработку угля сроком на 60 лет. Развивалось строительство промышленных шахт, вокруг которых образовывались рабочие поселки.


    С началом Второй мировой войны металлургической промышленности потребовался кокс, а военной – побочные химические продукты его производства: бензол и толуол, которые Россия раньше импортировала из Германии, превратившейся во врага. На полученный от Главного артиллерийского управления аванс в 2 миллиона рублей развернулось срочное расширение коксохимзавода, возводились новые коксовые печи. Прокладывали и железнодорожную ветку, обеспечивающую вывоз угля и кокса на Транссибирскую магистраль.


    Левый, пологий берег Томи имеет удобный доступ к воде, этим и объясняется строительство коксохимического завода именно здесь – технология производства кокса водозатратна. На высоком правом берегу расположены угледобывающие шахты. Отсюда и транспортировался уголь по канатной дороге на коксохимзавод напротив.


    Таким образом, рудник смыкается, правый и левый берега зависимы друг от друга, что становится предпосылкой к объединению поселений в город. Что и происходит: 21 августа 1917 года на сельском сходе Щеглова его жители договорились о переходе села на городское положение с дополнительной прирезкой казенной земли. А 9 мая 1918 года, уже после Октябрьской революции, делегаты первого уездного съезда Советов провозгласили преобразование села Усть-Искитимское в город Щегловск.

    Утопия

    В начале XX века в обществе появилась идея города-сада – небольших поселений в 30-35 тысяч человек с разреженной и максимально озелененной застройкой. Удобства городской жизни должны были сочетаться с красотами природы, а условия проживания предотвращать социальное неравенство. Заказчиком первого города-сада на территории Кузбасса стало АО «КОПИКУЗ», и на конкурс были представлены проекты архитекторов П.И. Земскова, Я.И. Николина, два проекта А.Д. Крячкова, а также победителя – П.А. Парамонова. Первые две разработки предусматривали создание по обеим сторонам Искитимки двух замкнутых планировочных районов с радиально-кольцевой структурой. Но структура их оказалась неупорядоченной и чрезвычайно сложной. Проекты Крячкова и Парамонова, напротив, были весьма логичными и стройными.


    Но ни одному из них не было суждено воплотиться в жизнь. Мечты специалистов о запрете сплошной застройки, доведении приусадебных участков у каждого дома до 18 соток, зеленых зонах и кольцеобразных садах, а также о монументальных зданиях на площадях в условиях разрухи и неразберихи не сбылись. И город-сад сохранился, пожалуй, лишь в стихах Маяковского.

    Для победившего социализма

    Идея строительства социалистических городов была связана с новой государственной жилищной политикой, в основе которой лежал курс на индустриализацию страны и процесс массовой миграции населения для перераспределения трудовых ресурсов. Предполагалось максимальное обобществление быта (вплоть до отказа от семьи на принципах «уравнительного коммунизма»). Для повышения производительности труда мыслилось «исключение из функций жилого помещения обслуживания питания, лечения, воспитания детей, стирки белья, хранения хозяйственного хлама…»


    Этому максимально соответствовали дома-коммуны и жилые комбинаты. Вот пример проекта такого комбината, принятого Запсибкрайисполкомом для создания в Щегловске, Прокопьевске и Новом Кузнецке. Жилая часть: несколько четырехэтажных корпусов с комнатами на одного человека по 7 метров. Умывальник, кровать, стол для занятий и два стула, книжная полка, одежный шкаф. Санитарные помещения отдельно: один душ и одно «очко» на 10 человек, одна ванна на 30-40 человек. Индивидуальных кухонь нет, предусмотрены столовая, физкультурный зал, парикмахерская, клубные помещения, читальный зал, комнаты для индивидуальных и групповых занятий, лекционные аудитории. Для детей – ясли и детсад, школьный интернат в отдельном корпусе.


    Планировку соцгорода Щегловска на 135 тысяч жителей поручили группе иностранных специалистов из 26 человек под руководством немецкого архитектора Эрнста Мая. Его методы были просты до абсурда: на географическую карту местности накладывалась калька, где чертился план – без учета существующих зданий и даже рельефа местности. Основными принципами планировки являлись строчная застройка и четкая ориентация жилых домов по сторонам света с севера на юг, чтобы оба фасада получали максимум света поочередно – утром и вечером. Каждый участок домов имел социально-бытовой комплекс. Замкнутая структура города-сада, ограничивающая рост населенного пункта, полностью исключалась.


    Один из жилкомбинатов в центре города построили. Это четыре четырехэтажных здания на притомском участке с клубом (сегодня Театр для детей и молодежи) и столовой (сгоревшим рестораном «Сибирь»). Правда, за время строительства жилые помещения в этих домах утратили задуманное социальное равенство. В каждом из них располагалось жилье коридорного типа, двухкомнатные квартиры с санузлами на лестничных клетках для семей ИТР и большие комфортабельные квартиры с ванной и туалетом – для начальства.

    То, что получилось

    Проекты, созданные группой Мая, пригодились Кемерову – если не в плане застройки, то в появлении на схеме города главной направляющей оси – улицы Магистральной (сегодня проспект Ленина). Она вела от железнодорожной ветки, где было намечено строительство нового вокзала, строго с запада на восток, в заискитимскую часть и дальше. Привокзальная территория была застроена архитектором Гуревичем по основам планировки соцгорода Эрнста Мая, согласно широтно-меридиональной сетке. В остальном же привокзальный соцгород прирастал не предложенными группой Мая четырехэтажными корпусами, а небольшими двухэтажными двухсекционными домами.


    В целом проекты иностранных специалистов были разгромлены, и новый этап развития города связан с деятельностью советских сотрудников треста «Промстройпроект» Наркомата тяжелой промышленности. Ставилась задача проектирования крупного индустриального города на 550 тысяч жителей (из них 400 тысяч – на левом берегу). Но и это не сбылось: мешало принятие решений, основанных исключительно на административно-директивных методах.


    Позже за дело взялся «Кемеровопроект» под руководством В.Р. Цабеля – там работали архитекторы из Москвы и Новосибирска. Общегородского плана застройки не имелось, поэтому они развивали существующие площадки, уже имевшие каменные здания: притомский участок и Соцгород.


    Они же планировали расширение заискитимской части города с перспективой переноса туда административного центра. В результате родилось немало интереснейших идей буквально столичного уровня (включая главную магистраль шириной в 100 метров со скоростным трамваем, бульваром и высотными домами до 10 этажей), которые остались брошенными.


    Центр города продолжал расти. Началось формирование архитектурного ансамбля площади Пушкина, над которым трудились архитекторы П. Кушнарёв, Н.Н. Текутов, С.П. Скобликов. Их дома успели получить реальное воплощение еще до войны и были сданы в эксплуатацию в 1938-39 годах. Архитектором Солдатовым велась проектировка Левоискитимского Центрального района, который должен был стать сердцем города. Проектные работы завершились к 1941 году, но из-за войны они так и остались на бумаге. Как и многие другие проекты, к которым вернулись только после Победы.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/917

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined