Ирина Латынникова: «Спектакль хорош тогда, когда это потрясение»

    Фото:  

    В этом году кемеровский Театр для детей и молодёжи отметит 30-летие. И спустя три десятка лет он остаётся верен себе, но в то же время находится в постоянном поиске материала, который будет интересен современному зрителю, новых форм, которые диктует сегодняшняя ситуация. О закулисье, особенностях профессии и, конечно же, о премьере нового сезона в прямом эфире инстаграм-аккаунта GAZETAKEMEROVO.RU рассказала главный режиссёр Ирина ЛАТЫННИКОВА.

    – Правда ли, что театр в этом году отмечает юбилей?

    – Да, это произойдет. Осенью мы будем отмечать 30 лет Театру для детей и молодежи.


    – Сколько лет Вы в нем работаете?

    – Мы работаем с Григорием Львовичем, директором этого театра (Забавиным. – Прим. ред.), с 2004 года. Вот и получается – 17 лет. Время быстро пролетело.


    – Вы человек, преданный коллективу, театру. У Вас всегда новые яркие идеи, спектакли, непохожие друг на друга. Откуда берутся силы и идеи для воплощения новых проектов?

    – Самая главная удача моей жизни – то, что я попала в эту профессию. Ведь могла бы произойти другая ситуация. Случай нами управляет. Так всё сложилось: и образование, и педагоги, которые круто поменяли мою жизнь, мое мышление, мое мировоззрение. И преподавание в институте культуры. И вдруг – это большой подарок судьбы – тебе предлагают театр, в котором ты можешь работать режиссером, художественным руководителем. И, когда это всё происходит, у тебя появляются силы, и фантазия работает, и воображение, потому что ты несешь ответственность за тех людей, которые с тобой работают, за тот город, в котором живешь, за зрителей, которые приходят на спектакли. И поэтому всё сложилось. А если сложилось – есть радость, силы, счастье. Это не значит, что всё идеально, всё получается. Но это твоя профессия, и ты в ней что-то понимаешь – это тоже очень приятно осознавать.


    – Театры стараются пригласить других режиссеров. Вы одна ставите спектакли?

    – Мы раз в год обязательно стараемся пригласить другого режиссера. Чтобы в театре появился новый человек, чтобы актеры поработали с другим режиссером, пристроились к его системе репетиций. У меня лично получается четыре спектакля в год. Город небольшой, делаем так, чтобы репертуар постоянно обновлялся. Делаем детские спектакли, для подростков, вечерний репертуар обновляем. С другой стороны, ты находишься в постоянном тренинге. У меня нет такой зоны комфорта, когда один спектакль поставил – и отдыхаешь.

    Должны все звёзды сойтись

    – Репертуар как выбираете?

    – Когда думаешь над каким-то произведением, ты обязательно должен почувствовать, прозвучит ли оно сегодня, попадает ли наш город в это название. Потому что многие вещи можно поставить здесь, но они не прозвучат. В силу определенной ситуации, наличия определенного зрителя. А есть вещи, которые попадут и просто станут необходимыми. Это нужно чувствовать, ощущать. Поэтому, когда название появляется, ты долго с ним ходишь, никому не говоришь. Оно должно начать пружинить. Я согласна с одним человеком, который сказал: должны все звезды сойтись, чтобы именно этот автор, эта пьеса сегодня были и звучали. Поэтому носишься с этой идеей, с одним, с другим поговоришь, пошепчешь, на афише название представишь… А потом труппе объявляешь. И всегда так страшно, потому что ты с этим сроднился, а актерам объявляешь впервые. Много переживаний, а потом всё это начинает прорастать – жизнь зарождается.

    Анатолий Эфрос написал, что режиссер – это такая работа: забивать гвозди голой рукой в стол. Это так точно. Каждый день соприкосновение с человеческим материалом – актеры, художник, реквизитор. Их нужно сделать своими сотоварищами, чтобы они за тобой пошли, твоими глазами стали смотреть на материал. И мне очень важно, чтобы жгли нервные клетки, тратились на сцене. Это очень дорогого стоит. Мы один раз приехали на фестиваль, и жюри, в котором работали известные люди, сказали: как хорошо, что вы тратитесь на сцене, потому что сегодня это очень большая редкость. Мы все становимся немного холодными, прагматичными, рациональными. И так важно, чтобы было место, где работают люди с горячими сердцами и живыми нервами.

    Театр – это работа

    – Что такое театр, закулисье?

    – Как в любой работе. Тоже есть будни, тоска, отчаяние, нудные дни, когда ничего не получается. Самое главное – это репетиционная работа. И здесь невозможно без человеческих отношений, очень теплых, дружеских, открытых. На сцене ты открываешься как человек. А открываться ты можешь только перед теми, кому сильно доверяешь.

    У нас традиция в театре – попить чай, кофе, пообщаться, настроиться друг на друга, поговорить о той сцене, которую мы начинаем. Закулисье… это смотря в какое время в него попасть. Если это три-пять дней до премьеры – это страшное время, когда многое не готово. Когда ты ощущаешь, что дней остается всё меньше и меньше. Когда ты понимаешь, что тут недоделано, а эту сцену надо совершенно по-другому переделать. Когда актеров лихорадит, потому что я поняла, что сцену надо совсем по-другому переделать. А они по-вчерашнему отрепетировали. Сегодня они привыкли к тому, что каждый день может всё поменяться. Но зато они всё время находятся в состоянии стресса, готовы отказаться от старого, найти новую форму. Поэтому они всегда мобильные. И это отмечают приезжие режиссеры – наши актеры готовы работать, и у всех остаются приятные впечатления. Это дорогого стоит.


    – Уходите ли Вы от традиций в погоне за современными тенденциями?

    – Почему «традиция» – плохое слово? Это очень хорошее слово. Мы же не с неба свалились, не сегодня всё начинается. Русский театр – это такая глыбища, такая река, в которую мы входим, и всё же должно органично в ней происходить – откуда-то это всё течет и дальше перетекает. Мне очень дороги какие-то вещи, очень важные для меня. Я считаю, что они – основополагающие, и от них нельзя отталкиваться, их нельзя терять, разрушать. А человек сейчас немножко другой, он разговаривает по-другому, мыслит по-другому. Ритмы жизни другие, содержание жизни другое. И когда вот эта традиция встречается с сегодняшним днем – мне кажется, это самый хороший результат. Есть школа, и школа эта должна быть. Без хорошей технологической школы ничего не может быть. Это профессионализм, а не игра в современность.

    Фото: Константин НАГОВИЦЫН.

    Нельзя говорить «тяжело»

    – Самый яркий пример, когда вмешивается современность, – сегодняшняя ситуация с коронавирусом. Тяжело дался прошедший сезон?

    – Нельзя говорить слово «тяжело». Потому что нужно жить и стараться быть счастливым человеком, что бы ни происходило. Александр Володин, драматург, сказал: «Жить и не быть счастливым – это стыдно». Это абсолютно правильно. Да, появились новые обстоятельства, к которым мы были абсолютно не готовы. Я помню День театра, нам говорят: спектакль сегодня не играем, потому что нас закрывают на карантин. Мы думали, ненадолго. Но он всё длится и длится. И мы придумали спектакль по телефону. С актерами подумали, текст прописали, и было интересно – новые способы существования в роли. Это был интересный опыт – спектакль по телефону «Пропущенный вызов».


    – А он в репертуаре остался?

    – Нет. Я считаю, не надо его оставлять. Самое прекрасное – это когда живой актер работает для живого зрителя. Были времена – нашли замену. Но это очень трудно, когда не видишь, с кем общаешься, что он в это время делает, не знаешь, как на него воздействовать. Сегодня у нас появился другой спектакль, он мне по-настоящему дорог. Он проходит в здании конторы КОПИКУЗ. Его называют иммерсивным. Эти формы и раньше существовали, и вдруг у нас появилась возможность это попробовать к 300-летию Кузбасса. Во-первых, я столкнулась с историей нашего края – это так интересно. Я знала всё поверхностно и приблизительно. А когда понадобилось для спектакля влезать в документы, встречаться с экскурсоводами музея-заповедника «Красная Горка», такая глыбища открылась, совершенно невероятная, интересная. На основе этих материалов мы сделали спектакль. Зритель вместе с нами, он ходит по комнатам этого исторического здания 1912 года постройки, попадает в разные ситуации. Этот опыт очень интересный. И я вижу актеров, которые ждут, что вот-вот зрители к ним зайдут. Это адреналин невероятный. И ради этого они и существуют.


    – Какие жанры нужны современному зрителю? Произведения какого содержания?

    – Да всё ему нужно. Всё, что интересно. Всё зависит от того, как ты поставишь любую тему. Можно и интересное так скучно сделать, что тоска зеленая… А бывает, берешь самую обыкновенную тему, и она тебя так наполняет. Мне кажется, что сегодня нужно говорить какие-то простые, человеческие вещи, на которых держится весь мир. А жизнь сегодня непростая – жесткая, абсурдная. Поэтому нужно возвращать через спектакль к вечным вещам – любви, семье, дружбе. Но нескучно чтобы это было. Ты же переживаешь как зритель, в тебя попадает та мысль, которую хочет вложить режиссер. Когда ты это переживешь как опыт. Спектакль хорош тогда, когда это потрясение. Когда он так правильно выстроен, что ты не можешь оставаться холодным спокойным наблюдателем. Когда с героем происходит что-то, а ты сидишь в зале – и подключаешься, начинаешь с ним это всё переживать. Он на сцене работает, а ты, сидя в зале, это всё переживаешь. И ты выходишь из зала, пережив этот опыт, и у тебя появляются желания – подумать о чем-то, поступок совершить. Пусть на короткое время. Пусть на полчаса, потом жизнь снова тебя закрутит. Но ради этой минуты, ради этого вдоха кислорода, который тебе дает возможность оставаться человеком, – ради этого существует театр, и ради этого стоит выходить и смотреть хороший спектакль.


    – Ваше любимое детище?

    – Дорог тот спектакль, над которым ты сейчас работаешь. Начали мы с детских спектаклей. Как мы относимся к детским спектаклям? Немножко снисходительно. Вот все думают, детские спектакли так легко делать, детям же всё нравится. А как сделать по-настоящему хороший детский спектакль? Чтобы он был умный, живой, чтобы там была равная доля юмора и серьеза. Чтобы она попадала в ребенка. Чтобы это был серьезный жизненный опыт. Многие считают, что надо всё благостно сделать. Но это маленький человек, и он через искусство получает жизненный опыт. Утраты, разочарование, предательство. Он таким образом выходит более подготовленным к жизни, с любым человеком это будет происходить. И так трудно оказалось делать детские спектакли, потому что столько шаблонов и клише, пошлости, а ты должен всему этому противостоять. И спектакль должен быть очень чистым, содержательным, оптимистичным. Такой строительный, созидательный. И, когда они стали получаться, они были такими дорогими. Например, спектакль «Волшебное кольцо» по Шергину, который взял очень много медалей, наград. Одна зрительница отметила, сколько в нем важного для ребенка. Там такие есть места, я поняла, что нужно акценты крупные сделать. Например, когда Ваня купил маме на базаре сахарного петушка. Это не событие. Он же всегда маленький был, она его опекала. И вдруг он впервые купил подарок. Большую человеческую отсылку – Оля Червова это так прекрасно сделала, что в зале раздались аплодисменты. Эта человеческая теплота попадает в людей. Или момент, когда Ваньку в тюрьму сажают, мы сделали прощание с кошечкой и собачкой, которых он спас. И в зале рождается эмоция. Зрителя нужно провоцировать, человек должен почувствовать. Зритель приходит, чтобы почувствовать. Душа должна задышать. Сегодня всё меньше мест, где ты чувствуешь. Мы стали умными, а человеку необходимо и поплакать, и порадоваться. И это дает театр. Спектакли, в которых это получается, очень дороги. Сейчас дорог последний иммерсивный спектакль. Я и актеры еще в материале сидим. Там же такие судьбы тех людей, которые сюда приехали! Очень интересно всё это.


    – Есть заветный материал, который бы хотелось поставить, но пока этого не получилось?

    – Нет. Я всегда очень много работала. И всё, что хотела тогда еще, уже поставила. Книжки читаешь, новые появляются или на пьесу другими глазами смотришь. И потом, надо исходить из того, какая у нас сегодня рабочая ситуация в театре, какие актеры есть. Этот материал не подходит, а для этого и расклад ролей есть. Иногда ошибаешься – ну а кто не ошибается, любой человек имеет право на ошибку.

    Новый сезон

    – Вы сказали, что у вас небольшой слаженный и дружный коллектив. А есть в нем место для новых актеров?

    – В этом году мы взяли трех новых. Они придут в августе. Когда молодые ребята приходят, мы говорим, что у них есть год, в течение которого им нужно доказать, что они должны работать у нас. С кем-то продлевается контракт, с кем-то мы прощаемся. Такова жизнь. У нас костяк хороший, крепкие ребята, с которыми мы начинали. Но они сегодня повзрослели, стали сильными профессиональными актерами, очень интересными. Но о молодых нужно всё время думать. Должна быть молодежь, которая будет дышать в спину взрослым. Такую молодежь ищем и всё время говорим: надо доказывать.


    – Чем артисты занимаются летом?

    – Они должны отдыхать, обязательно. В нашем театре очень много работы. Труппа небольшая, поэтому ты практически во всем репертуаре занят: и детском, и вечернем. В этом году шесть премьер было, Вы представляете? То есть идет репертуар, и еще шесть новых работ ставится. Репетиция – спектакль, репетиция – спектакль, и так дальше. Они в плотном режиме живут, и поэтому дай Бог им всем отдохнуть за этот месяц и не думать о театре. Быть на природе, с семьей, с детьми, с близкими, поехать куда-нибудь, если есть такая возможность. Всем хочу пожелать, чтобы они как можно лучше отдохнули и пришли готовыми к работе.


    – Новый театральный сезон не за горами. Чем порадуете зрителя?

    – К нам приехал известный режиссер Никита Бетехтин. Он молод, хорошо раскручен, его фамилия хорошо известна в театральном пространстве России. Он был в июне, две недели уже работали над новым материалом. Это современная пьеса драматурга Алексея Житковского «Горка». Пьеса очень хорошая, она ставится во многих театрах страны. Он предложил, и мы сразу же согласились. Он приезжает в августе и продолжает начатую работу. И в начале сентября у нас будет премьера.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/2035

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined