Героическая эпоха «Коммунара»: история легендарного оборонного предприятия в Кировском районе

    Фото:  

    При подготовке этого выпуска спецпроекта мы использовали материалы книги «Память поколений», презентация которой недавно состоялась в кемеровской школе № 11. В ней через человеческие судьбы раскрывается история оборонного завода № 319, позднее получившего новое гордое имя «Коммунар». В основу книги легли материалы из семейных архивов ветеранов предприятия: старые фотографии, письма и живые воспоминания.

    Война


    Бытует распространенное мнение, что «Коммунар» – предприятие эвакуированное, однако это правда лишь отчасти. На самом деле строительство этого завода в Кировском районе Кемерова было развернуто еще до войны, в 1940 году. Проект завода № 319 сразу предусматривал строительство цехов по производству гексогена, тротила, пикриновой кислоты и других веществ, а также цехов по денитрации и регенерации отработанных кислот. Однако возводиться они должны были в спокойном, плановом темпе.


    Вот только грянула война и вмиг спутала все планы. Строительство пришлось экстренно ускорить, а уже в сентябре 1941 года в Кировский начали прибывать первые эшелоны с оборудованием и сотрудниками эвакуированных с запада Союза заводов. Потянулись составы из Сталинской (ныне Донецкой) области, были доставлены заводы № 64 из Горловки и рубежанский завод «Заря». До самого декабря на площадке завода № 319 круглосуточно разгружались эшелоны.

    Руководство принял начальник первого эвакуационного эшелона Валеев, уже в октябре начались работы по монтажу оборудования. Достраивать цеха и устанавливать в них аппаратуру, возводить жилье и производственные помещения приходилось в тяжелейших условиях. В конце осени ударили морозы, рабочим и ИТР не хватало теплой одежды и обуви, еды… Неделями они не покидали промплощадку, чтобы запустить завод как можно скорее.


    Первым планировали ввести в эксплуатацию цех № 8а, и уже 2 января 1942 года были назначены главные специалисты и руководство этим цехом.

    20 января 1942-го была выпущена первая партия гексогена. Акт о выпуске и качестве приемки подписал начальник ОТК и военной приемки завода № 319 Василий Миронович Плешаков. Это день и считается датой начала истории завода. Вскоре на предприятии уже осваивали и новые технологические решения, разработанные коллективом ученых НИИ-6, эвакуированного в Кемерово.

    В апреле того же года во главе предприятия встал инженер-подполковник Михаил Кузьмич Романов, до этого работавший директором горловского химзавода № 64. Он возглавлял завод несколько десятилетий – до самого 1963-го. И во многом именно благодаря его выдающемуся таланту организатора был обеспечен пуск завода № 319 в срок. В 1942 году всё было готово: производственная площадь завода составила 9970 кв. м, вспомогательная – 2410 кв. м. К декабрю на предприятии трудилось 1847 человек. Почти все трудоспособные мужчины в это время сражались на фронте, поэтому к станкам вставали женщины, старики, подростки. При этом 32% рабочих были стахановцами и ударниками. Им удавалось перевыполнять планы, хотя даже норму было выполнить непросто. При этом срыв графика в условиях военного времени расценивался как саботаж, так что выбора не оставалось.


    Всё для фронта, всё для Победы. Армия отчаянно нуждалась в боеприпасах. В августе 1942 года начальник, технолог, механик, энергетик цеха №8а и руководство мастерских были переведены на казарменное положение. Это значило, что им запрещено отлучаться с территории завода, кроме как по производственным вопросам и в столовую. Наращивать темпы производства удавалось очень быстро, однако сказывалась нехватка квалифицированных рабочих, специалистов. Людей нужно было обучать – и этот процесс был налажен прямо в цехах. В результате кемеровский завод стал одним из основных в стране поставщиков гексогена, который применялся для производства капсюлей-детонаторов и снаряжения боеприпасов.

    ЧП


    Опасное производство. 23 октября 1942 года на заводе № 319 случилось первое серьезное ЧП: тот самый производственный флагман – цех № 8а уничтожил мощный взрыв. Погибли 22 человека, в том числе начальник цеха С.А. Головачев.


    Но завод не имел права на остановку. Сразу после ликвидации последствий взрыва в невиданно сжатые сроки – уже в ноябре – производство гексогена возобновилось.

    В апреле 1943 года завод № 319 начал выпуск тротила. Руководил цехом грануляции Семен Степанович Воронин. Но проработать новое ударное производство успело чуть больше месяца. Вновь случилась беда – взрыв и страшный пожар в цехе № 2. Погибли 12 человек, включая начальника цеха. Кроме того, ЧП унесло жизни 22 пожарных, которые мужественно ринулись в огонь, пытаясь спасти людей, склад готовой продукции и отделение сушки. Из дежурного караула остались в живых только двое: Иван Тимофеевич Величко и Филипп Трофимович Глушенко.


    Из воспоминаний Ивана Величко:

    – Пожарные машины постоянно стояли в боевой готовности, так как пожаров случалось немало. Рабочих при каждом опасном случае выводили из цехов, а пожарные, наоборот, встречали опасность лицом к лицу. ЧП в 1943 году произошло из-за нарушения техники безопасности. Девушка-аппаратчица смела с пола остатки продукции и бросила в нитратор. Пожар вспыхнул мгновенно – 20 нитраторов стояли, полные продукции. Мощное пламя охватило здание, горел даже воздух, насыщенный парами нитробензола. Разбушевавшаяся стихия была страшна. Пожарных завода подняли по тревоге вместе с другими частями. Счет шел на секунды. Первый хлопок был услышан еще в части, второй – по пути на завод. У ворот пожарные вынуждены были остановиться: навстречу хлынула толпа людей.
    Отступать было некуда, и политрук Дмитрий Лукич Матвеев бросился в пекло, увлекая за собой весь боевой расчет. Вскоре раздался мощный взрыв. Когда улеглась пыль, стало видно, что здание цеха вырвано вместе с фундаментом, вокруг были груды развалин, валялись нитраторы. И – ни одной души вокруг. Мой коллега Степан Никулин рассказывал, что в момент взрыва находился в командировке в 40 километрах от города – и даже там было слышно взрыв и видно столб дыма. От цеха нитрации ничего не осталось, лишь зияла воронка величиной с двухэтажный дом. Потом на этом месте образовалось озеро. Погибло 22 пожарных. Чудом уцелели лишь я и Филипп Трофимович Глушенко. После контузии долго лечились… А по факту пожара было заведено уголовное дело: судили главного инженера, начальника цеха, аппаратчицу.

    …Только в 1996 вышел указ Президента РФ о награждении медалью «За отвагу» сотрудников первого отделения пожарной охраны города Кемерово.


    А работники завода в скорейшие сроки вновь приступили к работе: военный режим не допускал промедлений. Информация о взрыве на закрытом предприятии долгие годы была засекречена, обнародовали ее только в середине девяностых.


    Сейчас в Кировском районе установлен памятник погибшим при взрыве в 1943-м году. Ежегодно возле него проходит митинг памяти и возложение цветов. Фото с сайта Главного управления МЧС по Кемеровской области.

    Победа


    Тротиловый цех восстанавливали дольше. Только в октябре 1943 года производство заработало, и лишь к июню 1944-го была достигнута проектная мощность. В конце года в составе завода на полных оборотах работали три основных цеха: тротил № 2, гексоген и ТЭН № 8а, «объект 700» и вспомогательный ремонтно-механический цех. Объем выпуска продукции достиг небывалого уровня – 226% к уровню 1943-го.


    70% персонала на этот момент составляли девушки. Велась активная работа с молодежью: в 1944 году работало 30 комсомольских бригад. Среди них было развернуто соревнование «Всё для разгрома врага». Всего же за годы войны орденами и медалями за самоотверженный труд были награждены 1438 работников героического предприятия. Огромное количество людей прошли на заводе обучение и получили путевку в жизнь: 957 аппаратчиков, слесарей, токарей, 2730 человек побывали на курсах повышения квалификации, 576 человек – в стахановских школах.


    И вот – победа. На завод начинают возвращаться фронтовики, начинается ассимиляция производства. Тем не менее завод № 319 еще долго оставался в ряду действующих предприятий по производству боеприпасов и являлся «номерным» («почтовым ящиком»).


    Мирное время


    Первыми закрыли цеха по производству гексогена и тетрила. Мощности начали переоснащать под выпуск продукции народного хозяйства. Выпуск тротила сократили на 50%. До 1946 года завод продолжал находиться в подчинении у Первого Главного управления Народного комиссариата боеприпасов СССР, а затем передан Первому Главному управлению Минобороны СССР. За следующее десятилетие на предприятии намного улучшились условия труда, работать стало значительно безопаснее. Полностью от производства взрывчатки уходить на не планировалось: в 1960 году вновь начинает строиться гексогеновый цех – только уже нового поколения.


    А 11 января 1961 года происходит историческое событие: государственный союзный завод № 319 переименован в «Коммунар».

    В 1967 году началась эксплуатация нового цеха гексогена, пущен цех по производству бытовой химии. «Коммунар» освоил выпуск весьма необычной для себя продукции: бытовой химии («Персоль»), лечебного ветеринарного препарата «Фенотиазин», технической салициловой кислоты, ацетона и скипидара, мебельной фурнитуры. Далее завод идет курсом на улучшение технологий. В 1982 году запускается новейший цех по производству тротила с использованием ЭВМ. В 1984–86-м – его вторая очередь. «Коммунар» начинает производить нитробензол, промышленное взрывчатое вещество – гармонит марки 79 , а также стеновые отделочные материалы, затем – еще и сухое горючее. До самого 1995 года расширялся ассортимент выпускаемых товаров народного потребления и продукции промышленно-технического назначения.


    Ближе к нулевым история оборонного предприятия подходит к завершению. Производство было остановлено уже в 1995-м, перепрофилированию «Коммунар» не подлежал. В 2004 году в соответствии с постановлением правительства № 876-98 от 30 декабря 2004 года был установлен гособоронзаказ по ликвидации производства взрывчатых веществ на кемеровском заводе.


    Согласно федеральной целевой программе «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации», работы по ликвидации предприятия предусматривали снос всех производственных и вспомогательных зданий с утилизацией отходов. В 2011 году эти работы были выполнены.


    Но память живет. В Кировском районе, да и не только осталось немало ветеранов завода, которые с теплом вспоминают годы работы, и радости, и трудности. На презентации книги о «Коммунаре» присутствовала Галина Михайловна Шатова – дочь легендарного руководителя Михаила Романова. В Кемерове также живут его внучка и правнучка. Всё было не зря – и героизм, и трудовые рекорды, и доблесть.


    Такая была эпоха.

    Вместе делали важное дело
    Борис Бурмистров
    председатель Союза писателей Кузбасса, ветеран "Коммунара"

    Одним из ветеранов завода «Коммунар» является известный кемеровский писатель, председатель Союза писателей Кузбасса Борис Бурмистров. Он родился в Кировском районе, на улице Каменной в 1946 году. В 1964-м окончил Сибирский политехнический техникум. На завод устроился спустя два года. Вот отрывок из его воспоминаний: – Когда я устроился на «Коммунар», как раз запускали новый цех № 8. В 1968-м он заработал. Я был старшим механиком. Через полтора года меня назначили заместителем по быту. С 1981-го по 1984 год я работал заместителем директора. Всё это время мы шефствовали над школой № 11, детскими садами, ремонтировали их. Пионерский лагерь был в селе Верхотомское, его мы ежегодно готовили к летнему сезону. На заводе была очень серьезная охрана: и внешняя, и внутренняя. На проходной обыскивали. Даже после окончания работы на заводе нельзя было пять лет выезжать за границу. Все давали подписку о неразглашении. Это очень ответственно и серьезно было, потому что цех до такой степени взрывоопасный был, что малейшей искры могло оказаться достаточно, чтобы всё взлетело на воздух. Поэтому на проходной проверяли всегда, чтобы с собой спичек не было, сигарет, папирос. Курить было строго запрещено. Продукты – только в алюминиевых лотках, потому что этот металл не дает искры. Слесарный инструмент был или бронзовый, или резиновый. Техника безопасности соблюдалась очень строго. Когда вспоминаю то время – на душе хорошо. Кажется, люди были ближе друг другу. Вместе делали важное дело.

    Никаких фото!
    Валерий Игнатьев
    ветеран "Коммунара"

    Вспоминает Валерий Александрович Игнатьев, начинавший свой трудовой путь в 1974-м электрослесарем в цехе КИПиА, затем избранный на должность освобожденного секретаря комитета комсомола завода, работавший помощником директора по быту, заместителем директора завода по режиму и кадрам: – Территория завода делилась на несколько площадок: основная территория, нережимная территория, к ней примыкали ремонтно-строительный участок и мастерская ЖКО, далее находился центральный материальный склад. На улице Попова располагался небольшой конный двор: лошади обеспечивали мелкие грузовые перевозки по всем территориям. Здание заводоуправления находилось на улице Черемховской. Основная территория, а ее периметр составлял 11,4 км, охранялась войсковой частью № 3428 внутренних войск, которая располагалась рядом со стадионом «Кировец». Они же охраняли «Прогресс». Нережимную территорию, заводоуправление, склад, железнодорожные и автомобильные ворота, а также проходные основной территории охранял отряд вооруженной охраны 1-й категории из гражданского населения. Этот же отряд сопровождал составы с продукцией до места назначения. На основной территории действовал внутриобъектный режим. Работала военизированная пожарная часть ВПЧ-3. Пребывание людей на заводе регламентировалось особыми документами. При входе и выходе люди и транспорт досматривались сотрудниками ВОХР. Иметь при себе не только курительные принадлежности, но и алкоголь, фото- и видеотехнику строго запрещалось. Съемка производилась только по спецразрешению, и только некоторых объектов.

    Работали с молодёжью!
    Елена Попова
    ветеран "Коммунара"

    Елена Николаевна Попова с 1983 года была секретарем комсомольской организации на заводе «Коммунар»: – Многогранная была работа. В ней хватало и формальных моментов, однако в основном мы занимались нужными и полезными делами, организовывали досуг молодежи. Зимой участвовали в лыжных соревнованиях, летом проводили туристические слеты. Администрация завода и профсоюзный комитет обеспечивали нас спортинвентарем, питанием, транспортом. В те годы из Кемерова в Горную Шорию ходил туристический поезд выходного дня «Снежинка». Профком бесплатно предоставлял всем желающим работникам завода путевки. Ночь пути – и вы в красивейших заповедных местах. Домой возвращались отдохнувшими, с желанием трудиться.

    Редакция gazetakemerovo.ru благодарит за помощь в подготовке материала:


    • коллектив музея школы №11
    • Ткаченко Ольгу Петровну, специалиста Территориального управления Кировского района города Кемерово
    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/1294

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined