Есть такая профессия: людям помогать

    Фото:  

    Не так давно в России и в мире отмечали профессиональный праздник – День психолога. Это люди, к которым можно обратиться в разных жизненных ситуациях: находясь на грани отчаяния или в ситуации выбора. В областном центре для этого уже двадцать восемь лет работает «телефон доверия». В прямом эфире инстаграм-аккаунта GAZETAKEMEROVO.RU мы пообщались с заведующей службой Ольгой РУБЛЁВОЙ.

    – Как правильно называется ваша организация?


    – Мы так и называемся: «Телефон доверия». Наша служба работает на базе Кузбасского клинического наркологического диспансера им. профессора Н.П. Кокориной. Первый звонок в службу поступил в мае 1993 года. Сложное было время, закрывались предприятия, на оставшихся работникам не давали зарплату. В обществе усиливалось напряжение, увеличилось количество завершенных суицидов. Руководство приняло решение создать суицидологический центр, и «телефон доверия» стал его первичным звеном. То есть предполагалось, что нам будут звонить люди, которые оказались в серьезной ситуации – без видимой перспективы ее разрешения, у которых появились такого рода мысли. До сих пор основная задача, которая стоит перед специалистами «телефона доверия», – экстренная психологическая помощь.

    «Можете ничего не говорить, просто выслушайте»

    Какие еще у вашей службы направления работы?


    – Например, долгосрочная поддерживающая терапия. Это, как правило, одинокие больные люди, у которых ограничен круг общения. Могу привести пример. Долгое время нам звонил мужчина. Изначально было ощущение, что он находится в алкогольном опьянении, но оказалось, что у него рассеянный склероз. Он инвалид, прикованный к постели. У детей своя жизнь, жена много работает, поэтому единственным источником общения для него долгое время оставался «телефон доверия». Он звонил каждый день по 10-15 минут: «Вы можете ничего не говорить, просто послушайте меня, иначе я боюсь, что скоро разучусь разговаривать». Читал нам стихи. Периодически у него возникали суицидальные мысли. Понимаете, очень сложно найти внутренний ресурс у такого человека.

    Очень часто нам звонят люди в остром состоянии, мы работаем не с проблемой, а с состоянием человека. Мы должны так проработать его эмоции, чтобы их накал снизился. Когда человек перестает так остро реагировать, включается более разумный подход. В таком случае уходит «тоннельное» видение ситуации, когда человек видит только одно, и то тупиковое, решение. Когда же человек успокаивается, обзор становится шире, он начинает мыслить по-другому.


    – Могут ли к вам обращаться дети, подростки?


    – Конечно, всегда могли. А с 2013 года на нашу линию была подключена еще и Федеральная детская линия. С этого момента количество звонков сразу увеличилось почти в пять раз, в том числе и детских. Этому есть объяснение: зачастую в повседневной жизни нам некогда поговорить с нашими детьми, обсудить их проблемы, мы сами обесцениваем общение с ними. Поэтому дети часто звонят с проверкой – о своей проблеме сразу не рассказывают, а могут преподнести ее как историю своего друга (подруги), – или с откровенным розыгрышем. Мы отрабатываем любой звонок – даже самый циничный и грубый, любую провокацию. Надо дать понять: если уж в такой ситуации с ним серьезно разговаривают, то о его проблеме точно можно говорить без опаски.


    – Анонимность вы гарантируете обратившимся?


    – Очень многие звонят именно на условиях анонимности, особенно дети. Конечно, если имеет место ситуация насилия, мы советуем ее озвучить, обнародовать. Но в целом мы имеем право разглашать информацию только с разрешения самого абонента либо по решению суда.


    – С какими организациями вы сотрудничаете?


    – Это подразделения по делам несовершеннолетних, Министерство социальной защиты населения – оно является куратором 11 из 12 «телефонов доверия», которые работают в нашей области. Один только наш находится на базе медицинского учреждения.

    Не пренебрегайте мнением ребенка

    - Вы наверняка проводите анализ обращений. В основном с какими проблемами к вам обращаются? Можете провести соответствие: проблема/возраст?


    – Для подростков часто становится проблемой неразделенная любовь, весной возрастает количество обращений, связанных с экзаменами, – выпускники боятся не сдать или получить низкий балл. Могу привести пример. Звонок, долгая тишина в трубке, потом девочка говорит: «Я не сдам ЕГЭ по математике. Я ненавижу математику. И сколько бы мама ни называла меня бестолочью, ни упрекала в том, сколько денег потрачено на репетиторов, не идет у меня этот предмет». Выясняется, что после девятого класса она захотела получить профессию парикмахера. А мама возмутилась: разве это профессия! Амбиции взрослых часто сказываются на том, как себя чувствуют потом наши дети. Мы этого не замечаем, настаиваем на своих решениях, не учитывая мнение детей.


    – А родители к вам обращаются?


    – К сожалению, в основном это уже ситуации, когда теряется контакт с ребенком.


    – Кто отвечает на звонки отчаявшихся, кто на другом конце провода?


    – Все сотрудники службы – это психологи с высшим образованием и специализацией «медицинская психология». Все специалисты «телефона доверия» с большим опытом, стажем, хорошей методической подготовкой.


    – Можете раскрыть некоторые профессиональные секреты, какие методики применяете?


    – Их много, они подбираются индивидуально. Когда поступает звонок, мы не знаем, с каким человеком будем общаться: какого он возраста, пола, вероисповедания, с какими жизненными установками, с какой проблемой. Мы не работаем по шаблону, методики подбираются индивидуально. Если человек звонит в остром горе – ему нужна поддержка, сочувствие, сопереживание. Постепенно включается, например, рациональная терапия. Когда звонят дети, из-за отсутствия жизненного опыта им часто нужен конкретный совет. Не зря говорят: если у психолога не хватает знаний, на помощь приходят его личностные качества и жизненный опыт.


    – Есть ли у вас кодекс – что вам нельзя делать?


    – Конечно, профессиональный кодекс существует. Мы должны говорить тактично при любых обстоятельствах. Например, был в моей практике звонок: поднимаю трубку, а там нецензурная лексика, я молчу, человек ругается – и так минуты две. Потом: «Вы меня еще слушаете? Спасибо, я хотя бы выговорился», – и положил трубку. Конечно, это скорее исключение из правил, чаще, если абонент агрессивен, он унижает и оскорбляет консультанта, мы имеем право завершить разговор.


    – Как сами специалисты справляются с психологической нагрузкой?


    – В нашей работе всё зависит от конечного результата консультации, и если абонент почувствовал себя лучше, то у психолога появляется чувство удовлетворения. Если после консультации по той или иной причине осталась какая-то незавершенность, у нас есть несколько негласных правил. Во-первых, консультант приходит на дежурство не позднее, чем за 15 минут до его начала. Обязательно обсуждаем тяжелые консультации за прошедшую смену – чтобы с этим не уходить домой. Каждый из нас может в любое время дня и ночи позвонить любому из коллег, чтобы поработать с собственным эмоциональным состоянием. Для переключения после тяжелого звонка также существуют различные методики.


    – Давайте о вашей работе расскажем с помощью цифр, статистики.


    – В среднем за сутки нам поступает около 70 звонков. Суточный рекорд звонков составил 122 обращения. Он был установлен, когда подключили детскую линию, прошла массовая реклама и дети проверяли, что это такое – «телефон доверия». В месяц поступает в среднем около двух тысяч обращений, а за 2020 год – почти 27,5 тысячи.

    Это не всегда длительные консультации, обычно за сутки бывает 10-15 консультаций длительностью 45 минут-час. Для постоянных абонентов мы выделяем 10-20 минут для беседы. Для людей, которые находятся в остром состоянии, – разговор длится столько, сколько потребуется. В моей практике самый длинный разговор длился 3,5 часа, это был сложный суицидальный звонок. И в этом случае прекратить разговор было невозможно.

    В этом году уже поступило больше суицидальных звонков, чем в прошлом, в том числе детские.


    – Каковы причины таких мыслей у детей, подростков?


    – Их очень много, и все они индивидуальны. Смысл детского и подросткового суицида – крик о помощи, стремление привлечь внимание к своему страданию. Детская психика настолько ранима, что ребенок может повеситься из-за конфликта с родителями или выброситься из окна после воспитательной беседы в учительской, из-за неразделенной любви, отсутствия тепла и понимания со стороны родителей.


    Со спасателями сотрудничаете в экстренных ситуациях?


    – Да, у нас есть договор со службой 112. Они переключают нам суицидальные звонки, а также тех абонентов, которые запрашивают психологическую помощь. В случаях, когда абонент предпринимает суицидальные действия, в момент переключения связи на наш номер служба 112 уже реагирует: отправляют скорую помощь, полицию, имея для этого все полномочия. А наша задача в это время – продолжать общаться с человеком как можно дольше.


    – Жители других городов Кузбасса могут вам позвонить?


    – Конечно. Звонок на федеральную линию 8-800-200-01-22 бесплатный. Можно обращаться на стационарный телефон 57-07-07, код Кемерова – 384-2.


    – Что бы Вы хотели сказать нашим зрителям?


    – Будьте внимательны, бережно относитесь друг к другу. Часто наше состояние зависит от состояния наших близких – не надо об этом забывать. А если речь идет о детях – любите своих детей, не выдвигая им никаких условий.

    КУДА ЗВОНИТЬ?

    «Телефон доверия»: 8-800-200-01-22, 57-07-07 (служба работает круглосуточно).

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/2631

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined