Дом, где жили офицеры: история здания на Ленина, 34

    фото Константина Наговицына
    «Жил-был дом» – это цикл материалов… о домах. О самых разных кемеровских зданиях – построенных в разные годы, приметных и не очень, сыгравших важную роль в судьбе города и скромно стоящих в сторонке, жилых и общественных, абсолютно легендарных и еще не успевших обрасти собственными преданиями.

    Кемеровские дома – такие разные. Врастающие в землю или сверкающие современной отделкой. Помнящие довоенные чаяния кемеровчан или опьяняющую свободу девяностых. Построенные по типовым проектам или воплотившие бурную фантазию архитектора. Таунхаусы, 25-этажки, доживающие свой век бараки, элитки нулевых, одинаковые (или не очень-то?) хрущевки, величавые сталинки, домики с башнями, арками, лесенками… И если собрать их всех вместе, то и получается наш город. Город Кемерово.


    Авторы проекта журналисты Лора Никитина и Марина Туманова уже много писали об истории и архитектуре в других кемеровских изданиях. Кроме того, к работе над проектом присоединится ветеран газеты «Кемерово» Сергей Волков и наш бессменный фотограф Константин Наговицын.


    Мы начнем с рассказа об интересном доме, который строился для кемеровских офицеров. Итак, жил-был дом…


    Послушать аудиоверсию статьи

    Кстати, ждем от вас комментариев: о каких кемеровских домах вы бы хотели прочитать? Или, может быть, кто-то хочет поделиться информацией про свой дом? Пишите нам!


    Единственный в своем роде


    Офицерский. Такое уж это слово – в нем и величие российской истории, и благородство, и выправка. Оно внушает почтение – даже когда речь идет о здании – и заставляет выпрямить спину.


    Дом в Кемерове на улице Магистральной (еще не ставшей проспектом Ленина) был построен в 1937–1939-м годах специально для кадровых военных. И до сих пор в нем живут потомки тех самых офицеров, хотя давно и не единожды успели смениться времена. Но люди помнят и гордятся, для некоторых из них это место – настоящее родовое гнездо, для кого-то – дом из солнечного детства, для кого-то – исторический объект, окруженный доброй позитивной энергетикой и только хорошими воспоминаниями.

    А ведь когда-то здесь мог вырасти целый военный городок из нескольких добротных кирпичных домов с собственной инфраструктурой и объектами соцкультбыта.


    Дело в том, что на рубеже 1934-35 годов в Сибирском военном округе были развернуты кадры 71-й стрелковой дивизии: полки ее дислоцировались в разных городах Кузбасса, а штаб находился в Кемерове. 23 января 1935-го года этому соединению даже было присвоено наименование «им. Кузбасского пролетариата». Напомним, область наша тогда еще не была самостоятельной, относилась к Новосибирской. Только в январе 1940 года дивизия была расформирована, и на ее базе в том числе были созданы 451-й и 452-й запасные стрелковые полки. А в 1941 году в Кемерово переводят Канское военно-пехотное училище: уже в июне оно выпустило 798 офицеров. Также начали работу курсы усовершенствования командного состава запаса.


    В общем, кадровых военных в городе было много, и они нуждались в благоустроенном жилье. Сохранился протокол технического совещания «Кемеровокомбинатстроя», датированный 1936 годом, на котором обсуждалось строительство целого жилого комплекса. Доклад читал известный инженер Лаврентий Донбай. В частности, прозвучало предложение построить четырехэтажный дом для командирского корпуса – кирпичный, оштукатуренный снаружи, на бутовом фундаменте, с подвалом в средней части дома, оснащенный пожарным и бытовым водоснабжением холодной и горячей водой, канализацией.


    Предполагалось, что в нем будет 32 квартиры, из них две четырехкомнатные (108 кв. м), двенадцать трехкомнатных (по 86 кв. м), шесть – тоже трехкомнатных, но поменьше габаритами (по 75 кв. м) и двенадцать двухкомнатных (по 58 кв. м). А в средней части здания хотели разместить управление ВПО (что означала эта аббревиатура, в документальных источниках обнаружить не удалось) – для этой цели отводилось около 400 квадратов. Центральное водяное отопление должно было идти от котельной, из соседнего здания.


    Любопытно, что фасад здания инженеры «Кемпроекта» хотели украсить статуями. Но коллеги из других контор зарубили эту идею на корню: заявили, что им это представляется неуместным.

    Также рассматривался проект еще одного четырехэтажного «дома ВПО № 2» – для семейных квартир рядового состава ВПО. Он должен был состоять из трех- и двухкомнатных квартир с кухнями, кладовыми, уборными, иметь вытяжную вентиляцию и отапливаться также котельной, расположенной по соседству. Таких домов хотели построить два, а еще предлагалось возводить некие помещения общего пользования – правда, этот вопрос остался без рассмотрения. В целом же технические проекты зданий были одобрены, инженерам дали задание готовить уже рабочие варианты для передачи строителям. Это значило, военному городку – быть…


    Но реальная жизнь, как всегда, внесла свои коррективы. В 1937 году было начато строительство дома для офицеров, который стоит и поныне. Остальные проекты, судя по всему, остались на бумаге, и даже не совсем очевидно, какой из вариантов – 1-й или 2-й – получил-таки свое воплощение. Как и в случае со многими другими кемеровскими домами, изменения могли вноситься и по ходу. Но известный историк архитектуры доцент КузГТУ Ирина Захарова, с которой мы консультировались при подготовке этого материала, уверена: дом тот самый, который должен был стать первым домом военного городка. А стал – единственным.

    Смешение стилей


    Перекресток этот, где стоит офицерский дом, хорошо известен любому кемеровчанину. Сейчас напротив дома раскинулся Парк Ангелов. А до конца нулевых эти окна выходили на заводские корпуса Кемеровского кондитерского комбината. Впрочем, маленькая кондитерская фабрика работала на своем месте уже с конца тридцатых. Старожилы до сих помнят, как разливался в воздухе сладкий запах карамели, ванильного печенья, пряничной сдобы.

    Дом для офицеров тогда был очень приметным: уж очень возвышалась четырехтажка над частными домишками с огородиками, которые тянулись сплошняком до самой Искитимки. На тот момент в Кемерове было не слишком много каменных зданий: по документам их значится порядка 140, но едва ли четверть из них являлась жилыми. Да и расцвет проспекта Ленина как главной улицы города был еще далеко впереди, а Магистральная считалась улицей скорее окраинной.


    Не было всем знакомого вокзала, а поезда прибывали на старый – близ коксохима. Не было капитальных мостов через Искитимку, не гремел по рельсам трамвай. На месте кинотеатра «Космос» простирался большой овраг. И хотя еще немецкий архитектор Эрнст Май определил в начале тридцатых, что именно Магистральная однажды обеспечит развитие города на восток и свяжет старый город с просторами Заискитимья, но сосредоточился он на ее застройке лишь частично, создав квартал, получивший название «соцгород», в границах нынешних проспекта Ленина – Кузнецкого – ул. Коммунистической – Дзержинского. В этом квадрате появились тогда кирпичные двухсекционные двухэтажки и деревянные дома коридорного типа – своя атмосфера здесь царит и по сей день. Там же, на улице Жуковского, 3, был возведен первый дом повышенной комфортности для инженерно-технических работников (ИТР).

    Было у офицерского дома еще несколько многоэтажных соседей – школа № 4 на Черняховского, 2 (в годы войны в ней развернулся крупный эвакогоспиталь № 1230), первые цеха швейной фабрики «Томь». А остальные капитальные строения располагались далеко – либо ближе к сегодняшней промзоне, либо на притомском участке, поскольку в период бурного развития молодого города основные силы были брошены на возведение промышленных объектов и жилья для их сотрудников, а объекты гражданского строительства появлялись на карте города точечно – как и предполагала генеральная схема планировки, разработанная в 1935-1936 гг. Новосибирским отделением «Горстройпроекта».

    Но вернемся к офицерскому дому. Внешне он тоже получился неординарным. Сохраняя некоторые черты конструктивизма (а в начале тридцатых превалировало именно это авангардное направление), он выполнен уже в духе «переосмысленной классики», даже с элементами зарождающегося «сталинского ампира». Как будто архитекторы пробовали новое, ступая в неизведанные воды – осторожно-осторожно… Отсюда эти кантик между четвёртым и третьим этажами, декоративные колонны по фасаду здания, оформление балконов.

    – Тогда, в 1937 году архитекторы только учились украшать здания в неоклассическом стиле, – комментирует Ирина Захарова. – Поэтому элементы декора выглядят менее изящно, чем в более поздние периоды застройки.

    Внутри здание тоже оказывается просторным: широкие лестничные марши, большие комнаты, окна, пропускающие много воздуха и света, вместительные кухни. Кстати, несмотря на изначальную приверженность инженеров идее центрального отопления, дом оборудовали сначала печным. Но подготовили всё для подключения водяного.

    – В подвале была кочегарка для отопления дома и подачи горячей воды. Топили углем. Был кочегар, он же дворник. В каждой квартире – здоровенная ванна из чугуна, покрытая каким-то серым раствором с белыми камешками – шершавым, нескользким. В квартирах были печки, на крыше до сих пор сохранились печные трубы, – в соцсети «Одноклассники» вспоминает один из старожилов дома.

    – В этих трубах в феврале-начале марта всегда завывает ветер, – делится с нами Татьяна Николаевна, живущая в офицерском доме с 1957 года. – Я это называю «дом поет».


    Семьи офицеров


    Жили здесь с самого начала и до самых девяностых исключительно военные. Некоторые заехали еще до Великой Отечественной, отсюда уходили на фронт. Одни вернулись с победой. Другие – остались в памяти навсегда.

    Александр Дмитриевич Куприянов, родной дед автора этого материала Лоры Никитиной, получил служебное жилье в офицерском доме в 1944-м, когда был командирован с фронта преподавать в военно-пехотном училище инженерную подготовку.

    – Дед прожил там несколько лет, пока не женился и не получил назначение в штаб СибВО в Новосибирске. Всегда вспоминал этот дом с огромной теплотой. Это место принесло ему счастье – на перекрестке Ленина и Дзержинского он познакомился с будущей женой… – рассказывает журналист.

    Татьяна Николаевна Мешкова – дочь офицера, прожившая на Ленина, 34, всю жизнь. Она стала одной из немногих, кто радушно согласился показать квартиру, в которой чудом сохранились детали довоенного времени: аутентичный тамбур, где принято было оставлять обувь, раритетные деревянные межкомнатные двери со стеклянными вставками и та самая атмосфера – неподдельного уюта.

    – Отец окончил в Киеве военную академию, с мамой познакомился в Москве, сюда переехали в 1956-м, он был в звании майора. Сначала жили в военном городке на территории военного училища связи – в двухэтажном деревянном доме. А год спустя им дали квартиру в офицерском доме, я родилась уже здесь. Здесь же родился и вырос мой сын. Я очень люблю этот дом. Несмотря на возраст, он крепкий, добротный и очень теплый. А в моей памяти он навсегда останется еще и дружным. Какой у нас был двор! Все соседи, конечно, знали друг друга. В каждой семье было по 3-4 ребенка. По утрам все вместе выходили на зарядку. Потом мы, ребятишки, пропадали во дворе часами. Зеленые тополя, цветущая сирень, акации… Никаких спортивных площадок нам для игр не требовалось, могли развлечь себя сами: устраивали подвижные игры, концерты… Помню, как мама вешала между деревьев шторку – как будто это кулисы. И мы, такие важные, появлялись из-за нее перед публикой. Артисты, одно слово! И со всех окрестных дворов ребятишки тоже прибегали к нам. Простые качели-лодочка, песочница, всегда полная свежего песка… Но главное, какая у нас была дружба!

    – Я помню дворовую собаку по кличке Венерка и ее щенков. Помню стайки во дворе, где жильцы хранили вещи. Садик, беседку. У нас было золотое детство, – вторит нашей собеседнице другой старожил – он делится воспоминаниями в Интернете.

    А есть и такие жильцы в офицерском доме, которые переехали в него осознанно, чтобы сохранить семейную память. Кемеровский журналист Василий Королев часто бывал здесь в детстве в гостях у родных. Всю свою жизнь он прожил в Кировском, тот район он тоже очень любит. Но офицерский дом для него – нечто особенное.

    – Я горжусь тем, что живу здесь. Это память о моих предках, которые были военными. Квартира мне досталась по наследству от тетушки – Галины Геннадьевны Касаткиной. Её отец Геннадий Васильевич Касаткин был офицером, участником Великой Отечественной войны. С супругой Полиной Андреевной, к слову, тоже познакомился на фронте – она была военной медсестрой. Где-то в 47-м они приехали в Кемерово. Глава семьи поступил в распоряжение Кемеровского военно-пехотного училища и преподавал новобранцам специальные дисциплины, кажется, высшую математику. Квартиру получил как раз в офицерском доме – трехкомнатную. Совсем маленьким я был у них в гостях. Затем к Полине Андреевне приехали две сестры из Казахстана – как раз одной из них была моя родная бабушка. Стали жить все вместе – весело и дружно. Правда, Геннадий рано умер, еще в начале шестидесятых, но его большая семья осталась жить здесь. Только в какой-то момент трехкомнатную решили обменять на двухкомнатную в соседнем подъезде – и вот как раз в этой квартире я сейчас живу.

    Каждый раз, проходя по двору, Василий вспоминает истории из детства. Про хороший двор, где все дружили, про соседей-фронтовиков, людей старой закалки.

    – Это та история, частью которой хочется быть. Хочется верить, что ты тоже один из этих людей, что ты их достоин.

    И для жителей, и для изучающих историю дома людей становится очевидно, насколько это хорошее, доброе, сильное место. Таких мест, сохранившихся почти в неизменном виде, в Кемерове не так уж много. А дому офицеров многое оказалось нипочем. Его не сломили ни пожар, случившийся в 1989-м по вине строителей, которые чинили проводку на крыше, ни повсеместная разруха, царившая в девяностые, ни нашествия бездомных во времена, когда в домовых делах еще не было порядка и подъезды не закрывались на чипы.


    …Вот он стоит, встречает весну обновленным, свежеподкрашенным фасадом. Дом знает, что найдутся достойные люди, которые будут шагать вдоль него по тротуарам, а некоторые из них, несомненно, будут по-военному чеканить шаг, и во дворе всегда будут играть дети. А как может быть иначе?

    Над материалом работали: Лора НИКИТИНА, Марина ТУМАНОВА.


    Фото Константина Наговицына, авторов, из фондов областного архива Кемеровской области, а также предоставлены экспертом по истории архитектуры Ириной Захаровой и участниками группы «Мы из старого Кемерова» в социальной сети «Одноклассники».

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/868

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined