Добро пожаловать в райские кущи: чем удивляет Кузбасский ботанический сад

    Фото:  

    Мы продолжаем спецпроект "Экополис", в котором рассказываем о городской природе.

    Живописных уголков, почти диких лесов и рощиц, прудов и болот, лугов и прочих заповедных пространств в Кемерове немало. Это знает каждый, кто хоть раз задавался целью оказаться на лоне живой природы, не слишком удаляясь от каменных джунглей. Почти в каждом районе областного центра такие оазисы найдутся. Но сегодняшний наш рассказ – об удивительных тайнах поистине райского уголка природы, о существовании которого знают даже не все старожилы нашего города.

    Где находится ботанический сад


    Больше всего, пожалуй, повезло жителям Ленинского. Огромная, не тронутая застройкой территория раскинулась за Комсомольским проспектом до самого берега Томи. Лишь с востока её ограничивают коттеджи деревни Сухово и новенькие многоэтажки жилых комплексов «Восточный», «Томь» и «Европейские провинции». Какие просторы, какая дивная и пышная природа! Любители прогулок давно уже освоили здешние тропинки и петляющие дорожки, почти амазонские заросли, изумрудные холмы и топкие, скрытые в высоченной траве берега Суховского озера – старицы, раньше являвшейся частью русла реки, а теперь превратившейся в самостоятельный водоем с илистым дном, – путь к роднику с кристально чистой водой и выходы на чистые маленькие пляжи.


    Но, пожалуй, для многих станет сюрпризом, что 186 гектаров этой живописной местности принадлежит науке. Именно здесь с 1991 года располагается Кузбасский ботанический сад. В 2004 году он стал основой для создания Института экологии человека Сибирского отделения Российской академии наук, который в 2015-м вошел в состав Федерального исследовательского центра угля и углехимии СО РАН. Тут работают крупные ученые и ведутся масштабные исследования в области культивирования дикорастущих, в том числе редких и эндемичных (произрастающих только в определенной местности) растений, их интродукции (переселения за пределы естественного места обитания), адаптации к техногенно измененной среде. Последнее особенно важно для промышленного Кузбасса, где в восстановлении зеленого покрова нуждаются километры угольных отвалов.

    Пока ученые освоили только 40 гектаров отведенной для ботанического сада площади. Поэтому главные чудеса сосредоточены на сравнительно небольшой, огороженной и охраняемой территории в самом сердце просторов за Комсомольским. Можно часами гулять – и так ни разу на цитадель науки и не наткнуться. Хотя внимательный взгляд всё-таки отметит, как меняется при приближении к саду кемеровская природа. Жёлтые заросли невысокой кустарниковой акации, пьянящие ароматы яблонь весной, поросшие диковинным растением с огромными листьями берега ручья встречают случайных гостей. Позже мы узнаем, что чудо-трава называется белокопытник и завезена в наши края с Дальнего Востока. Укромный живописный мостик. Чем ближе к саду – тем фотогеничнее пейзажи. Не зря в мае-июне здесь всегда наплыв любителей фотосессий…

    Приглашение в сказку


    Да, для детального знакомства с Кузбасским ботаническим садом мы выбрали не самое идеальное время – приехали на исходе лета. Уже не то что яблони отцвели, но даже и поздние флоксы, и многие другие изумительные цветы, которые заботливо пестуют здесь научные сотрудники. И зелень уже утратила молодую яркость. Но даже в конце августа здесь есть на что полюбоваться. Ботанический сад открывает свои тайны постепенно, как волшебная страна: чем глубже ты проникаешь, тем сильнее меняется мир вокруг – и вот ты уже не на кемеровской окраине, а в пропитанной запахами лекарственных и колдовских трав легенде, в каком-то древнем сказании…

    – Добро пожаловать в райские кущи! – так приветствует нас Андрей Николаевич Куприянов, главный научный сотрудник ботанического сада, доктор биологических наук.

    В 2002 году его, известного исследователя сибирской флоры, профессора кафедры ботаники Алтайского государственного университета, пригласили возглавить ботанический сад в Кузбассе – к тому моменту территория под научное учреждение была 11 лет как выделена, но совершенно не освоена. Именно Куприянову было суждено стать первопроходцем: формировать научный коллектив, создавать коллекции и экспозиции, ставить исследовательские задачи и выбирать направления для работы.

    С виду Андрей Николаевич – вылитый добрый волшебник. С огромной теплотой он рассказывает о том, как восемь учёных и несколько рабочих не просто возделывают гигантскую природную площадку, но и ведут значимые изыскания, и сохраняют для будущих поколений бесценные виды сибирских растений, и культивируют великое множество различных трав, деревьев и кустарников, которые впоследствии можно использовать в декоративных целях – для озеленения и украшения городских улиц, парков и скверов, а также личных приусадебных участков кемеровчан.


    Оказывается, многие знакомые горожанам хвойные и лиственные зелёные товарищи родом именно с берегов Суховского озера. Взять хотя бы молодые липы, которые были высажены в канун 75-летия Победы на аллее Героев, ведущей к мемориалу славы воинов-кузбассовцев. Юные кедры, нежные маленькие ёлочки и крохотные сосенки – значительная часть саженцев отсюда. И за качество здесь отвечают: деревья вырастают здоровые и сильные.

    Прямая речь
    Оксана Вронская
    кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник

    – Приобрести саженцы разных, в том числе необычных декоративных растений может любой желающий. Наш сад – не парк и не сквер, не экскурсионный объект. Высаживая деревья и травы, мы не ставили задачу расположить их эффектно или красиво для развлечения гостей. Наша цель – научные исследования и создание наилучших условий для растений. Хотя, конечно, в результате выглядит всё весьма живописно, людям нравится у нас бывать. Иногда мы проводим настоящие экскурсии, но скорее в виде исключения – у нас нет специалистов, которые бы отдельно занимались этой работой, а время учёных ценно и ограничено.

    В то же время полностью закрыть для посещения и прогулок 186 гектаров невозможно, да и не нужно. Охранники за случайными гостями, заворожёнными красотой природы, всегда внимательно наблюдают, общаются, но жёстко не выпроваживают. Особенно если очевидно, что человек пришёл полюбоваться, а не портить чужое имущество или предаваться саморазрушению (наркоманов тоже несколько раз ловили).

    Путешествуем по всему миру


    А красота такая, что дух захватывает. И останавливается время. Разные растения прибыли сюда из дальних уголков страны. Из ботанических садов Барнаула, Горного Алтая, Москвы, Петербурга, Дальнего Востока. С горных склонов юга Кузбасса. Из самых дивных долин и непролазных лесов. Андрей Куприянов и его коллеги большую часть весны, лета и осени проводят в полевых экспедициях, где изучают флору и отбирают образцы для интродукции.

    Вот сад живых изгородей. До чего же причудливые формы способны принимать деревья и кустарники! Оксана Вронская перечисляет названия: курильский чай, дерен белый, пузыреплодник золотистый, боярышник, пурпурная ива, барбарис, клен Гиннала, древовидная акация, сердцевидная липа, кизильник блестящий, миндаль, шиповник, спирея. Одни знакомые с детства, от других веет ветром дальних странствий… Вот взрыв красок – бересклет европейский, растение, которое мы никогда бы за пределами Европы при других обстоятельствах не встретили. Не выезжая из Кемерова, мы созерцаем природу практически всей планеты – словно телепорт в другие климатические пояса. А вот реально чёрный, с багряным отливом кустарник – выглядит эпатажно и название имеет весьма одиозное: пузыреплодник Дьяболо!

    Чуть дальше – сад ив. Здесь собрано более 120 видов, сортов и форм этих пленительных, воспетых поэтами деревьев. Тянется длинная аллея серебристых ив, где в холодный металл листвы затесалось несколько деревьев калины – и ягоды рдеют, как самоцветы. У ив плакучих кроны струятся подобно водопадам. Извилистая ива: ветки – словно волосы, накрученные на бигуди. Есть ивы с пирамидальной кроной, а ивы Булата – аккуратно-шаровидные, причём необычную форму деревья поддерживают сами, без участия садовников.

    – Это арка из ив, – показывает Оксана Вронская. – Просто как пример. На самом деле арки можно формировать из любых деревьев с податливыми, эластичными ветвями.

    Рядом – аллея молодожёнов. Любая пара в день свадьбы может за небольшую плату посадить именной кедр – семейное дерево. Многие потом приезжают регулярно, за деревцем ухаживают…

    Это место – одно из самых живописных. В озёрную гладь врезается деревянный пирс. Распахивается шикарный вид на скальник правобережья. Вокруг леса и травы в человеческий рост, но в воздухе веет осенью, и со дня на день густая зелень подёрнется позолотой.

    – Тут места ещё и грибные, – улыбается наш гид, – встречаются благородные грибы – лисички, подберёзовики. А раньше, в советские годы, здесь были пахотные земли. Никаких лесов. Первые аллеи разбили в начале нулевых – деревья высаживали жители города и представители администрации. На том берегу ручья появился дендрарий – более 120 видов деревьев. В 2005-м был заложен систематикум – это отдел природной флоры Кузбасса, где растения располагаются по системе советского ботаника Армена Леоновича Тахтаджяна: близкие по строению и родству растут рядышком. Я пришла в 2007-м, занялась вплотную созданием коллекций цветов – лилейников, лилий, хост. Кроме меня цветами занимаются мои коллеги Татьяна Суковатицина – куратор коллекции флоксов и Людмила Волобаева – куратор коллекций астильб, пионов, ирисов.

    Флоксы, аконит, змееголовник


    Летом здесь настоящий цветущий Эдем. Распускаются и благоухают более сотни разновидностей лилий и более сорока – лилейников. Колышутся на ветру разноцветные кисти сорока разновидностей астильб. Радуют глаз роскошные флоксы двадцати сортов.

    – Флоксы цветут всё лето напролет, – рассказывает Татьяна Суковатицина, старший инженер-технолог. – Есть ранние сорта, такие как Жуковский или Пепперминт Твист – они распускаются в конце мая. Мы привозим разные сорта и наблюдаем, как они адаптируются к сибирским условиям, какие лучше всего приживаются. Причём в коллекции есть очень старые сорта, например, Schneepyramide селекции 1918 года с белоснежными пирамидальными соцветиями. А есть новые, модные среди нынешних дачников: вот Клеопатра с махровыми соцветиями, в которых вообще трудно узнать флоксы, вот Оранж – его на клумбе видно за километр, вот Дабл Тиара – у него бутон белый внутри, а каёмка цветка зеленая. Есть флоксы, которые отличаются высотой, например, Шапка Мономаха, а есть даже такие, которые можно высаживать как изгородь, – Катарина. Они цветут до самой поздней осени, сиреневые соцветия уходят под снег. Но всё-таки приезжать к нам любоваться флоксами лучше в июне-июле!

    Двигаемся дальше, по дороге знакомимся с 21 видом баданов. Это выносливое толстолистное растение широко используется в ландшафтном дизайне. Огромное вечнозеленое дерево – туя западная, – несмотря на североамериканское происхождение, отлично освоилась в Кемерове, вместе с тем самым диковинным белокопытником, который уже расселился за пределы сада, дальневосточными лианами – кирказоном и луносемянником, резной ольхой – необычной, редко встречающейся в природе, но отлично окультуренной. Декоративная жимолость каприфоль, можжевельники, лещина с настоящими лесными орешками, целый участок маньчжурских орехов. И все эти совершенно не типичные для нашего города представители флоры чувствуют себя превосходно!

    Минуем ещё несколько зон. В саду топиарных форм – деревья, кронам которых придали необычную искусственную форму. Вид мхов и удивительных папоротников уносит воображение в доисторические эпохи. Альпийские горки, напротив, чаруют рукотворной и ультрасовременной красотой. Сюда часто приезжают кемеровские садоводы, чтобы научиться оформлению горок, узнать, какие растения хорошо на них смотрятся, и попытаться создать подобное чудо у себя на даче.

    На аптекарском огороде собрано более ста видов лекарственных растений – от полыни и чабреца до ядовитого дурмана.

    А вот и тот самый систематикум природной флоры. Тут растёт обладающий целебной (а по некоторым версиям, колдовской) силой аконит, пронзительно яркие огоньки, горянка с цветами-звёздами, ясенец, он же неопалимая купина – куст, который упоминается в ветхозаветных преданиях.

    – Это растение активно выделяет эфирные масла, и, если в жаркий день поднести к нему спичку, куст может вспыхнуть, – объясняет Оксана Вронская. – Горят, конечно, эфирные соединения. Иногда в солнечную погоду, когда пропалываешь рядом с ним, можно ожог получить, прецеденты были. С этим растением нужно быть крайне осторожным.

    Еще один экспонат-уникум – это змееголовник Крылова. Растение-эндемик, которое произрастает лишь в Кузбассе, в горах Кузнецкого Алатау и более нигде. Учёным пришлось немало сил потратить, чтобы оно прижилось на территории ботанического сада. Но в итоге капризному виду всё понравилось, и летом он цветёт – ярким, сиреневым. Уж что-что, а окружить питомцев заботой здесь умеют.

    Специально для высадки болотной флоры: аира болотного, рогоза и других растений – сотрудники создали небольшой искусственный водоём и даже запустили в него рыбок гуппи. Еще несколько мини-прудов обустроено для кувшинок. Да невозможно перечесть все мелочи, которые означают, что сад создавали с огромной любовью, трудились не покладая рук, вложили в дело исследовательский задор и колоссальные знания.

    – Я просто люблю здесь находиться, – признается Оксана Вронская. – Зимой, когда мы работаем в институте, с нетерпением жду лета, чтобы скорее вернуться в наш сад и заниматься растениями. Могу это делать бесконечно.

    …И гулять по Кузбасскому ботаническому саду, по островку преображенной умелыми руками природы можно часами. Да чего уж, просто знать, что совсем неподалёку от городской суеты есть такое место, дорогого стоит.

    Над материалом работали: Лора Никитина, Марина Туманова

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/1056

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined