Дикий лес посреди мегаполиса: знакомимся с жизнью и уникальными особенностями Рудничного бора

    Фото:  

    Такой природной изюминкой, как наш Сосновый бор, похвастать может далеко не каждый город страны. Вдумайтесь только, самый настоящий, живой лес в сердце большого города. Но он интересен, конечно, не только этим…

    Например, наш бор имеет отношение к Барзасской тайге, но сам ею не является. Локация вроде бы одна, но совмещает в себе сразу несколько природных зон. Есть в бору и своя небольшая речка, которая берет начало из подземного источника, и характерные представители флоры и фауны, среди которых есть и краснокнижные виды, и… чернокнижные (да, природная «Черная книга» тоже существует, что это такое – расскажем далее). Это место постоянного и длительного антропогенного вмешательства (на бор местные жители всячески воздействуют на протяжении уже не одного десятилетия) каким-то чудом умудряется сохранять свою природную целостность и своеобразие, и по сей день остается именно диким лесом, со всеми его характерными особенностями.


    В этом выпуске рубрики «Экополис» отправляемся на прогулку по Сосновому бору вместе с экспертом, специалистом Областной детской эколого‑биологической станции Светланой Ширяевой.

    Непохожий на своих собратьев

    Вот он – огромный, площадью около 400 гектаров, зеленый массив настоящего живого леса тянется по взгорью на правом берегу Томи, в географическом центре города. Услада для глаз жителей левобережья, надежный защитник атмосферы районов правого берега. Исчерченный широкими дорогами, тропами и тропинками, местами благоустроенный – с аллеями, парковками, спортивными площадками и несколькими входами-выходами.

    Мы воспользовались тем из них, что идет прямо от станции юннатов со стороны проспекта Шахтеров. Нырнули сразу в лесную чащу. Здесь, вдали от магистралей, в нехоженых зарослях абсолютная тишина. Припорошенный первым снежком бор готовится ко сну. Сейчас он, конечно, не такой густой, как в теплый сезон. Обзору не мешают ни буйные травы, ни кустарниковый разнобой. Только буро-песчаные стройные стволы сосен да паутина голых ветвей лиственного подроста. Солнце играет в пышных хвойных кронах, дышится легко, идти приятно.

    Фото: Константин Наговицын

    – Хоть сама особо охраняемая природная территория и ограничена магистралями – улицами Терешковой и Логовым шоссе, она является фрагментом реликтового светлохвойного ленточного бора, который некогда тянулся по всему правому берегу Томи от самой Барзасской тайги до деревни Елыкаево и дальше, – начинает знакомство с бором наш эксперт Светлана Ширяева. – Город возник посреди этого лесного массива, разбил его на фрагменты. Так что и лес за улицей Терешковой – это, по сути, всё тот же исторический ленточный бор.


    Разбираемся с другой особенностью нашего бора – почему, имея отношение к Барзасской тайге, сам он ею не является.


    – Тайга – это темнохвойный лес, где преобладают ели и пихты, – поясняет специалист. – А сосновые ленточные боры – те, что тянутся широкими полосами вдоль рек, – всегда только светлохвойные, прозрачные, в них хорошо просматривается пространство. Впрочем, в плане прозрачности наш бор сильно отличается от своих собратьев, ибо имеет весьма внушительный подрост – обилие кустарников, лиственных деревьев, что для типичных ленточных светлохвойных боров нехарактерно. Это уникальная особенность именно кемеровского Соснового бора.

    Пока беседуем, тропинка приводит к живописному мосту через небольшую речку (прямая понятная дорожка к нему идет от ДК Шхатеров).


    - Наша местная достопримечательность – речка Красная (имя этой водной артерии, к слову, знают далеко немногие), - говорит Светлана и кивает. - Да-да, именно речка, не ручей и не сточные воды. Начало свое она берет в подземном источнике под Рудничным районом, течет через весь бор, и впадает в Томь у Кузнецкого моста. Одна из наших вотчин, каждый год с ребятами её чистим и обихаживаем. Весной она прилично разливается, превращается в полноводную реку. Очень занимательны её метаморфозы.

    Фото: Константин Наговицын

    Впрочем, речная и лесная природные формации здесь не единственные…

    Три в одном

    Выходим теперь уже на хоженые тропы и двигаемся в южном направлении, в сторону креста и скульптуры орла – излюбленных мест летнего отдыха горожан. Именно в этой части бор хранит еще одну любопытную тайну. Здесь он прирастает собственной локальной степью и лугами.

    Фото: Константин Наговицын

    – Степная зона с характерными почвами и различными засухоустойчивыми кустарниками и травами тянется по южному каменистому склону. Есть здесь и уникальные краснокнижные виды – качим Патрэна (симпатичные мелкие цветочки из семейства гвоздичных) и касатик (или ирис) приземистый, – отмечает наш эксперт. – О последнем наши воспитанники сейчас готовят большую научную работу, чтобы взять редкие ирисы под охрану.


    На фото: представители степной флоры Соснового бора. 1) касатик (или ирис) приземистый; 2) сизая полынь; 3) оносма простейшая.

    Фото: Светлана Ширяева

    Когда-то в этой части бора было пять видов редких степных растений, сейчас остались только два, но и они близки к исчезновению. Главная причина – антропогенный фактор: вытаптывают отдыхающие редкие травки, проще говоря.


    – Здесь же, на южном склоне в районе креста, есть и так называемые послелесные луга, образовавшиеся на месте вымерших по разным причинам сосен, – продолжает специалист, – с типичными злаковыми и сложноцветными: ежа сборная, тимофеевка луговая, разные виды овсяницы, а также обилием синантропных видов: чертополохом, лопухом тем же, бодяком щетинистым и прочими растениями, которые приходят вслед за вносимыми человеком изменениями.

    Фото: Светлана Ширяева
    Вот так. Протоптал тропинку в нехоженую часть леса – сюда же потянулись сорные травы. Зачастую синантропы ведут себя агрессивно, вытесняют исконные боровые растения. Не первый год, например, юннаты и их наставники наблюдают борьбу папоротника – коренного, древнего и самого что ни на есть родного зеленого жителя бора – и активной плодовитой крапивы. А вот самый суровый экспансист, как отмечает Светлана, – это американский клен. Он очень живуч, хорошо размножается, дает поросль, быстро захватывает обширные территории бора и легко может вытеснить другие, свойственные данной локации растения.
    Фото: Константин Наговицын

    Сегодня американский клен занесен в «Черную книгу флоры Сибири», где собраны чужеродные виды растений, распространение которых может здорово подорвать местное биоразнообразие. Правда, засилье в бору клена – буквально дело рук человеческих.


    – В разные годы кемеровчане обогащали боровую флору: сажали березы, яблоньки-дички, ели, сирень и… американский клен. Понятно, люди хотели как лучше… А в итоге чужестранец активно разрастается, захламляет бор, делает его дремучим, – сетует специалист и отмечает, что на самом деле из сложившегося биогеоценоза нельзя ни убирать что-либо бездумно, ни привносить в него новых «обитателей», ибо это грозит неминуемыми изменениями, и далеко не всегда в лучшую сторону.


    Но пока даже при таких условиях бор умудряется сохранять свою самобытность. Да, нет здесь ныне земляничных полян, как в былые 1960–70-е, зато еще полно местных, родных ягодных кустарников – рябины, калины, бузины сибирской, жимолости татарской (двумя последними видами любят лакомиться лесные обитатели, но для человека они несъедобны).

    Фото: Константин Наговицын

    – А вот мой любимчик – боярышник кроваво-красный. Еще пару десятков лет назад его в бору были целые заросли, а сегодня он здесь скорее редкость. Излюбленный кустарник для гнездования маленьких птиц. Пернатым он удобен из-за наличия острых длинных шипов – естественной защиты от хищников. А ягоды питательны и для птиц, и для человека полезны, помогают от сердечных недугов, – говорит Светлана.

    Несколько кустиков с характерными острыми как иглы шипами, но, увы, без ягодок (пернатые обитатели уже все склевали) нам все же удалось отыскать.

    Фото: Константин Наговицын

    Отдельное чудо бора – это весенние первоцветы: хохлатки, медуницы, два вида ветрениц. По последнему снегу бор покрывается невероятной красоты богатыми цветочными коврами… Но увидим мы всё это великолепие теперь лишь месяцев через пять.


    На фото: Цветы-подснежники Соснового бора. 1, 2) хохлатка; 3) ветреница.

    Фото: Светлана Ширяева

    Всего же, по словам нашего эксперта, в бору насчитывается около 400 видов растений.

    Встреча с обитателями бора

    На обратном пути заходим к кормушкам. Их, к слову, тоже изготовили и установили ребята и специалисты областной эколого-биологической станции. В этом году планируют все их обновить, а пока специально для желающих покормить лесных жителей вешают на кормушки специальные инструкции, чем и как угощать пушистых и пернатых, чтобы им не навредить. В перечне, конечно, только свежие и натуральные продукты.

    Фото: Константин Наговицын

    У кормушек пир горой и жизнь кипит. Крупные желтоперые синички – городские обитательницы, и здесь же их лесные сестрички поменьше – прыткие, любопытные гаички в черных шапочках. Уж такие невероятно шустрые, поймать хороший кадр нашему фотографу стоило большого труда… А ещё ну очень любопытные и общительные. Пока мы наблюдали за задорной трапезой и негромко беседовали, эти пташки-милашки то и дело садились на телефоны, на шапки и руки, сновали так близко, что почти задевали нас своими быстрыми трепещущими крылышками.

    Следом на кормушку прилетел знатный певец, тоже лесной обитатель, нередко навещающий и кемеровские дворики в городской черте, – поползень. Оказалось, что голос у этой небольшой, незаметной птички, которая так ловко умеет ползать по стволам деревьев в поисках жучков, невероятно громкий, пронзительный и трель своеобразная и красивая. Попел нам господарь, откушал – и был таков. А вот желтые синички-горожанки нашего внимания так и вовсе не искали, даже среди своих лесных сородичей это одни из самых осторожных птиц.

    Где-то вдалеке, в чаще, ссорились сороки, по тропинкам деловито сновали белки. Рыжие невелички и их родственницы покрупнее и поупитаннее, с черными лапками и ушками уже переоделись в зимние серебристые шубки. Все заняты поиском корма, до прохожих им дела нет, шаркнула хвостиком о ногу – и к ближайшей сосне, искать припрятанную под корнями шишку. В глубине меж коряг и поваленных деревьев, мелькнув длинными ушами, пробежал упитанный беляк.

    Фото: Константин Наговицын

    – Фауна бора весьма велика и разнообразна, порядка сотни видов птиц: здесь тебе и сойки, и кедровки, совы, дятлы, этим летом на окраине даже тетерева встречали. Десятки видов животных, включая представителей куньих, лис, два краснокнижных вида летучих мышей. Порой и крупные копытные заходят. В позапрошлом году, например, гостили лоси, – делится Светлана, пару копытных ей удалось заснять на видео, лоси паслись близ прилагающего к бору дачному участку в деревне Красной.

    Видео: Светлана Ширяева

    Впрочем, как отмечает специалист, для крупных животных наш бор все же не совсем удобен. Сделать бы экодуки (специальные мосты для зверят) в соседние боры над магистралями, как в Европе, перемещаться по лесным массивам им стало бы намного проще, а там, глядишь, и видовой состав пополнился бы в нашем бору.


    ...После почти двухчасовой прогулки с массой впечатлений и сведений держим путь домой. Нам неспешным ходом, с остановками на фотосъемку удалось пройти даже не всю южную часть бора. Такой он огромный, что каждый день можно гулять и – всё в разных, непохожих друг на друга природных зонах.

    Фото: Константин Наговицын

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/1149

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined