Делать жизнь лучше: интервью с директором филиала Русского музея в городе Кемерово Еленой Митрофановой

    Фото:  

    В далеком 2003 году Борис Гребенщиков провозгласил, что если «Небо рухнет на землю,// Перестанет расти трава – // Он придет и молча поправит всё,// Человек из Кемерова». И действительно, многие наши земляки разъехались по всему миру и занялись созиданием: кто-то возглавляет московские больницы, кто-то ведёт самые рейтинговые передачи на телевидении, а кто-то снимается в кино или пишет популярные книги. Но все они всегда с любовью вспоминают свой родной город и говорят, что именно здесь сформировался их стержень и мировоззрение. К счастью, далеко не все талантливые люди спешат выпорхнуть из родного гнезда. Есть и те, кто остался спасать мир красотой и своими способностями прямо здесь. Сегодня мы открываем новую рубрику «Планета Кемерово», в которой будем рассказывать о тех, кто уехал, и тех, кто остался.

    Фото:  

    Начнем ее с человека, который чувствует, Начнем ее с человека, который чувствует, что может еще многое сделать для нашего города и не думает покидать его в ближайшее время. Елена МИТРОФАНОВА совсем недавно стала директором филиала Русского музея в Кемерове. Еще недавно сама по себе должность звучала бы довольно абсурдно: где мы, а где – Русский музей. Но сегодня это уже реалии. И для нашей героини в том числе. Вся её жизнь как будто специально выстраивалась таким образом, чтобы привести в эту точку. О городе, взрослении и искусстве с Еленой поговорила наш корреспондент Светлана Булаева.


    – Это не первый твой музей: ранее уже были изобразительный музей и Кузбасский центр искусств. Как вышло, что, окончив истфак КемГУ, ты стала работать в сфере искусства?

    – Действительно, по базовому образованию я историк. Но у меня есть два дополнительных: институт «Интерстудио» в Санкт-Петербурге, где я получила профессию арт-менеджера, и президентская программа подготовки управленческих кадров на базе КузГТУ, собственно, там и был получен диплом менеджера проектов. А вообще изначально я собиралась работать на радио (видя моё удивление, смеётся). Уже даже прошла собеседование и должна была приступить к работе внештатником, чтобы набраться опыта. Мой первый репортаж был о выставке, которая проходила в музее ИЗО. Но буквально в тот же день мне позвонила подруга и предложила вместо радио пойти работать… в музей изобразительных искусств. Ну вот как расценить такие совпадения? На самом деле не могу сказать, что я очень сильно хотела там работать, но после собеседования с директором Ларисой Ивановной Мызиной решила всё же остаться – и задержалась на 12 лет. Радио отложилось.

    Фото:  

    – Искусство победило?

    – Я считаю, что если у человека есть какой-то определенный жизненный путь, то что-то будет вести его независимо от желаний и настроений. В моем профессиональном багаже как раз есть всё, что необходимо: не только опыт, связанный с искусством, но и какие-то еще смежные направления – пиар, маркетинг, управление фондом, журналистика… И всё это так или иначе сходится к одному – не так, так эдак, через года и периоды, к музейной деятельности я прихожу уже в третий раз. Сначала это был музей изобразительных искусств Кузбасса, после отъезда в Москву я работала директором Музея хоккея. Потом вернулась в Кемерово, позанималась всем, чем хотела, и всё равно вернулась опять сюда же – в музейное дело. Это какой-то замкнутый круг (смеется).

    – Москва всё-таки была?

    – Ну а как же! Лет пять назад. Это было больше такое эмоциональное решение, неосознанное, незапланированное. Просто так складывались жизненные обстоятельства, что в какой-то миг я поняла, что должна поехать туда. На самом деле Москва мне не чужой город. Там у меня живут близкие люди и друзья. Связь с этим городом сложилась давно. Поэтому периодически возникали мысли, что надо поменять среду и вообще всё поменять. И вот на какой-то определенной эмоции просто купила билет, собралась и уехала.

    Я очень люблю этот город. Мне кажется, и он любит меня, потому что всё, чем я там занималась в этот период, как-то легко очень давалось. Многие жалуются на то, что Москва им и за 20 лет не становится близкой. Постоянно возникают какие-то трудности, испытания, уходит очень много собственных сил. У меня же, напротив, всё было просто. Даже работа нашла меня сама. По приезде я отправила свое резюме на соискание определенной должности, а там уже закончился конкурс. Я как-то сразу и забыла про эту историю, отпустила… Но, видимо, резюме каким-то образом всё же попало в общую базу претендентов. И вот мы отдыхаем на даче, и раздается звонок из Музея хоккея. Это частный музей на территории бывшего завода ЗИЛ. Сейчас там большой кластер с ледовым дворцом, водным стадионом, гостиницей. Мне предложили приехать и пройти собеседование на должность директора этого музея. Я очень удивилась, потому что где я, а где – хоккей?! (Смеется.) Но я приехала, и как-то всё сложилось. Вплоть до того, что от дома до работы мне было всего две остановки на метро. И люди там были замечательные, и задачи – сложные и интересные, всё как я люблю. В то время шла реконструкция здания. Я занималась вопросами строительства и ремонта и параллельно выставочными экспозициями. Это было прекрасное лето. Я приехала в мае, а в сентябре уже решила вернуться обратно.

    – Неожиданный поворот! Почему?

    – Практически у всех возникал такой вопрос. Но ответить что-то более-менее внятное на него я не могла. В Кемерове у меня остались муж и мои звери. Но дело даже не в них. Потому что на самом деле при той истории мне проще и выгоднее было бы, если бы они переехали в Москву. И тоски по родине, свойственной многим уехавшим, у меня не было. Но внутри было абсолютно четкое такое – созревшее, не эмоциональное совершенно – ощущение, что мне надо вернуться. Когда вернулась, через какое-то время мне предложили стать директором фонда «Яркий город». Я сказала: «Ну хорошо, почему бы нет, а зарплата есть у директора фонда?» Мне ответили, что нет. А я говорю: «Ну тогда, конечно, я согласна. Какие могут быть вопросы?!» И потом начался очень классный период, когда действительно ты зависишь только сам от себя, поскольку фонд совершенно некоммерческий, его создали обычные кемеровчане. Фонд поддерживал культуру и спорт в нашем прекрасном городе. За этот период было реализовано много интересных проектов. Мы находили какие-то деньги на мероприятия, провели два фестиваля. Потом был опыт, связанный с пиаром в коммерческой структуре. Затем совершенно неожиданно возникло предложение от центра искусств. И я согласилась несмотря на то, что теряла в финансах. И вот в марте поступило предложение стать директором филиала Русского музея в Кемерове. Я увидела в этом шанс опять попробовать что-то такое непростое. Конечно, прекрасно понимаю, насколько это ответственно и сложно, но очень интересно. Пока у меня есть силы и здоровье, я решила, что возьмусь.

    – Расскажи нашим читателям: что такое Русский музей? И что же будет у нас в городе?

    – Русский музей – это мировой бренд, это музей, который хранит самую большую коллекцию русского искусства в мире. В то же время это большой методологический центр по работе с музеями всей страны, центр музейного образования и многое другое. Наш филиал особенный – это будет Русский музей в миниатюре, только на территории Кузбасса. Мы так же будем заниматься всем тем, чем занимается Русский музей, вплоть до комплектования коллекции. Собственно, все лучшие тренды, которые есть в Русском музее, во всех направлениях его деятельности, будут присутствовать и у нас.

    …Вот так и получается, что Кемерово для меня – это место для реализации. Я уже давно не испытываю сентиментальных чувств по отношению к городам. Даже во время моей недавней командировки в Питер не случилось каких-то девичьих восторгов, как раньше. Что-то внутри такое поменялось, как будто так и должно быть. Ты просто существуешь как часть этой реальности. Конечно, новые для меня ощущения, непонятные еще пока. Главное, что я поняла в эту поездку, – насколько глобальны задачи, которые передо мной поставлены. И я их не боюсь. Я словно окончательно повзрослела, вышла на новый уровень. Я чувствую, что в Кемерове у меня есть дело – и это главное. Я здесь, и мне хочется, чтобы люди, которые тоже здесь живут, жили еще лучше. И если я могу что-то для этого сделать, я буду это делать здесь. Не в Москве, не в Петербурге, а именно здесь.

    Я чувствую, что в Кемерове у меня есть дело – и это главное. Я здесь, и мне хочется, чтобы люди, которые тоже здесь живут, жили еще лучше. И если я могу что-то для этого сделать, я буду это делать здесь. Не в Москве, не в Петербурге, а именно здесь.

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/980

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined