Больница как первый дом: заведующий отделением хирургии Андрей Старцев рассказал о том, кто и почему приходит работать именно в эту отрасль медицины

    Первая ассоциация со словом «врач», которая приходит на ум человеку, далёкому от медицины, – «хирург». Большинство студентов-первокурсников мечтает именно об этой специализации, ведь она так романтизирована в кино и художественной литературе. На деле оказывается, что романтики в ней очень мало. Зато очень много труда. Поэтому в профессии остаются только самые влюблённые в неё люди.

    Наш корреспондент встретилась в одним из них – заведующим хирургическим отделением № 1 областной клинической больницы скорой медицинской помощи имени М.А. Подгорбунского Андреем СТАРЦЕВЫМ.


    По словам Андрея Борисовича, желание стать врачом у него появилось в подростковом возрасте. Родственников, работающих по этой специальности, у мальчика не было. Зато в восьмом классе он прочитал книгу «Триумфальная арка» очень популярного в то время автора Э.-М. Ремарка.


    – Главный герой в ней – хирург. Он меня очень впечатлил, захотелось стать таким же. В школе у меня всегда была склонность к биологии, особенно к такому ее разделу, как анатомия. Так всё и сложилось, – улыбается Андрей Старцев. – В 1992 году я поступил в Кемеровский государственный мединститут – так он тогда назывался. В 1998-м прошел клиническую ординатуру, затем была аспирантура на кафедре общей хирургии. И с 1999 года начал трудиться хирургом во 2-й горбольнице, совмещая это с работой на кафедре. С 2007-го работаю в 3-й городской уже на полную ставку.

    Мастерство оттачивается практикой

    До 2018 года врач работал в печеночной хирургии – это одна из самых сложных и тонких специализаций. Участвовал в пересадках печени и проводил другие виды манипуляций. А два года назад молодого талантливого доктора пригласили возглавить отделение общей хирургии.


    – Я прошел очень хорошую школу абдоминальной хирургии. Теперь передаю этот опыт и своим новым коллегам. Общая хирургия – это очень большой спектр операций. Прежде всего мы занимаемся неотложной помощью: острые аппендициты, ущемленные грыжи, острые холециститы, острый панкреатит, кишечная непроходимость – как опухолевая, так и доброкачественная, спаечная непроходимость; язвенные болезни, осложненные кровотечениями, перфорациями, – то есть весь спектр абдоминальной хирургии, который есть, присутствует в общей хирургии. Довольно часто встречаются пациенты с инородными телами в желудочно-кишечном тракте. Случаев было много. Особенно мне запомнился один из первых, с ним я столкнулся, когда учился в клинической ординатуре, – вспоминает Андрей Борисович. – У пациента была картина клинической перфорации толстой кишки. Оказалось, что он каким-то образом проглотил веточку от яблони сантиметров четырех-пяти. Она дошла до подвздошной кишки и проткнула ее. В литературе такие случаи, конечно, описаны. Но увидеть такое вживую – совсем другое дело. Сейчас меня уже, наверное, ничем нельзя удивить.


    Отделение дежурит три дня в неделю. В особо сложные дни врачам приходится делать до 16 операций в сутки. И это не считая осмотров в приемном отделении – в среднем по 35-40 пациентов в сутки.


    – С моим приходом отделение стало брать на себя срочных больных с печеночными патологиями. Раньше этим занималось только отделение печеночной хирургии. Но у них и так довольно высокая нагрузка. Плановые операции очень сложные, поэтому мы взяли часть пациентов на себя, – рассказывает заведующий. – Также у нас увеличилось количество лапароскопических операций на желчном пузыре, все врачи в отделении имеют достаточную квалификацию для такой работы. Я вообще стараюсь равномерно распределять нагрузку между всеми членами команды. Чтобы не было такого, что кто-то меньше бывает в операционной и больше – с бумагами. Мы все должны быть примерно одного уровня – одинаково сильными и профессиональными.

    Новое – в приоритете

    Естественно, очень много времени и внимания в отделении уделяют самообразованию. В ординаторской вместо развлекательного контента экраны транслируют вебинары, на которых разбирают сложные случаи и проводят тонкие операции.


    – Здесь без самообразования никак. Даже если ты выполнял определенную операцию много раз и уже, можно сказать, с закрытыми глазами сделаешь, тем не менее можно столкнуться с какими-то особенностями анатомии, вариантами нормы, которые могут несколько изменить привычный ход. Дома у меня, как бы это печально ни звучало, есть всего две-три художественных книжки – и сотня изданий, посвященных хирургии, – чуть смущенно улыбается Андрей Старцев. – В свой недавний отпуск я прошел недельный обучающий цикл от МГМУ И.М. Сеченова, посвященный хирургии в условиях коронавируса. Конечно, прошел бы его в любом случае, только в перерывах между работой, что не совсем удобно.


    Несмотря на нагрузку в связи с оказанием неотложной помощи, отделение проводит и плановые операции. Около семидесяти процентов из них – устранение последствий грыж.


    – Для устранения послеоперационных вентральных грыж уже достаточно давно используются специальные сетчатые протезы, – пытается на доступном для меня языке объяснить профессиональные тонкости Андрей Старцев. – В последнее же время медицина уходит от полостных операций и отдает предпочтение малотравматичным вмешательствам – это лапароскопические способы установки сетки для протезирования грыжевых дефектов.


    Главное, что мне понятно, – больше не нужно делать большие разрезы. Все вмешательство проводится через небольшие отверстия. Изображение поступает на мониторы, и хирург видит увеличенную картинку того, что происходит. Такими же малоинвазивными способами стараются работать и на срочных операциях, но не всегда для этого есть возможность.


    – Когда речь идет о спасении жизни, открытые операции бывают более эффективными. Как сделать правильный выбор в пользу того или иного способа – мы в том числе обучаем студентов и наших ординаторов, – поясняет Андрей Борисович. – Коллектив у нас очень молодой и открытый к изучению самых передовых технологий, которые мы стараемся применять. Видимо, поэтому к нам и едут люди со всей области. Какие у нас планы? Продолжать погружение в малоинвазивные технологии, за ними – будущее. К счастью, потенциал и технические возможности это позволяют.

    Вопреки моде

    Студенты-медики приходят в отделение буквально с первых курсов. Конечно, им не доверяют проводить операции, но этого и не нужно. Вначале они просто знакомятся с обстановкой внутри больницы и вникают в суть профессии.


    – Когда после окончания института происходит распределение в клиническую ординатуру, то в хирургию обычно идут люди, которые уже имели опыт работы в отделении и представляют, что это такое. Они не просто хотят получить сертификат, а потом сидеть где-нибудь в поликлинике, а уже готовы к совершению подвигов. С ними очень интересно общаться. Они задают такие вопросы, на которые могут дать ответы только практикующие врачи. К тому же эти ребята имеют огромное желание помогать людям.


    Андрей Старцев говорит, что в последние лет пять наметилась очень необычная тенденция. Когда он учился, хирургию выбирали исключительно студенты мужского пола. Теперь же из семи ординаторов, приходящих в отделение ежегодно, только два-три парня, остальные – девушки.


    – Я могу только гадать, почему так происходит. Это очень тяжелая в физическом плане работа. Она занимает практически всё время. Но девушки ее перестали бояться. А вот парней-ординаторов я всё чаще вижу на терапевтическом приеме, – с некоторым удивлением рассказывает Андрей Борисович. – Хирургия вообще никогда не была «в моде» у старшекурсников. Многие стремятся туда, где меньше нагрузка, больше аплодисментов и выше вознаграждение. Когда я учился, у нас многие хотели стать косметологами и неврологами. Потом пошла мода на ультразвуковые исследования и компьютерную томографию. Вот и сейчас все мечтают быть кем угодно, только не хирургом, потому что нагрузка большая. И времени на работе проводишь гораздо больше, чем где бы то ни было. Прозвучит странно, но больница для меня – это, можно сказать, первый дом. Хорошо, что жена понимает такой мой выбор. Хотя, конечно, это непросто. Но здесь мы все занимаемся спасением людей – без пафоса. А что может быть важнее?

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/999

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined