+7 (384-2) 58-10-05
    news@gazetakemerovo.ru

    Актёр «молодёжки» Евгений Белый: на сцене я могу быть кем угодно

    Новый герой нашего спецпроекта #Планета_Кемерово – актёр Театра для детей и молодёжи Евгений Белый. Мастер перевоплощения, за 23 года работы на сцене он сыграл множество ролей и полюбился зрителям.

    Как театр стал судьбой

    – Как получилось, что Вы стали актером?


    – Отчасти случайно. Но я всегда знал, что моя жизнь будет связана со сферой культуры. Еще в школе активно участвовал в организации мероприятий. С одной стороны, я понимал, что актер – не денежная профессия. С другой, быстро догадался, что в ней заложено множество возможностей.


    Изначально хотелось открыть для себя мир искусства. Любовь к литературе появилась благодаря отцу. Он был незрячий, и среди его друзей было много прекрасных рассказчиков – людей, которые уже тогда записывали аудиокниги. Вечерами отец включал их, и чем бы я тогда ни занимался: делал уроки, смотрел телевизор или играл – тут же всё оставлял, подсаживался ближе к нему и тоже слушал. Любовь к аудиокнигам у меня сохранилась по сей день.


    В 90-е всё было непросто, приходилось искать способы заработать. Когда учился в старших классах, устроился работать курьером по доставке пиццы. И вот как-то летом пробегал мимо театра – он тогда еще размещался в жилом доме на Весенней, 6. Увидел объявление о наборе в филиал Новосибирского театрального училища. Зашел узнать, можно ли в будущем принять участие в конкурсе. Режиссер на меня посмотрел, сказал, что надо выучить, и назначил дату прослушивания – через три дня. Насколько я помню, поступило в итоге всего 18 человек. Так я попал в театр, подружился с ним и полюбил его. И любовь эта длится уже 23 года.

    – Была тогда мысль, что вот он – поворотный момент в жизни?


    – Да, это был первый из таких моментов. Только зайдя в помещение, я почувствовал запах театра – он ни с чем не сравним. Театр на Весенней тогда был маленький, с небольшой сценой. Зрительный зал всего на 69 человек, а вместе с приставными стульями получалось 76. Помню запах картин, висевших на входе. И, как я потом уже узнал, запах бутафории и реквизита. Запах сцены, на которой были люди, стоявшие к этому искусству чуть ближе, чем я.

    Фото:  

    Второй подобный момент случился, когда я уже работал в театре и он переехал в здание на Арочной. Некоторое время я подрабатывал внештатным сотрудником на телевидении. И мне сказали, что ради этой работы надо оставить театр, чтобы было полное погружение в профессию. У меня были серьезные раздумья насчет этого. И вот играем мы спектакль «Золушка». У меня далеко не самая главная роль отца героини, это всего две фразы в конце спектакля. После поклона опускается занавес, артисты уходят в гримерные, а я остаюсь на сцене, вдыхаю тот самый запах и понимаю, что не могу и не хочу без него. Никто не знал, но это мог быть мой последний спектакль. А для меня это тот самый поворотный момент, когда я не изменил театру.


    – Какую из своих ролей считаете наиболее значимой?


    – Я думаю, каждая роль меняет артиста. Неважно, главная или второстепенная. Если главная и ты ведешь основную сюжетную линию через весь спектакль к финалу, то начинаешь меняться еще на этапе репетиций.


    Я убежден: любая роль остается внутри каждого актера. Сыграл – и тебе предстоит жить с ней всегда. Конечно, нельзя доходить до сумасшествия и отождествлять себя с персонажем. Но, оставляя в себе новые знания, ты двигаешься дальше, становишься лучше и светлее. И можешь делать лучше, светлее и чище зрителя.


    – Какую роль мечтаете исполнить?


    – Есть одна – Шута в «Двенадцатой ночи». Когда-то с ревностью смотрел, как эту роль играл мой коллега. А так, возможно, любая не сыгранная мною роль – та самая, которую жду. Я готов играть и жить на сцене и каждую роль ожидаю с нетерпением.


    Актёр и папа

    – В чём оно – главное преимущество Вашей профессии?


    На сцене я могу быть кем угодно. В детстве все хотят стать и космонавтами, и врачами, и военными, и альпинистами. Но становятся кем-то одним, как правило. А моя профессия позволяет мне быть всеми по очереди – абсолютно всеми. Я могу почувствовать жизнь другого человека – другой профессии и с другим характером: залезть в его шкуру, надеть на себя этот образ и пожить в нем. В этом и прелесть, что я могу быть другим, могу быть разным. Хотя в жизни я очень скромный семейный человек, у меня двое детей и жена, которая выходила замуж именно за меня, Женю Белого, а не за звезду театра…


    –Семья бывает на Ваших спектаклях?


    – Когда сын был маленький, он первое время практически жил со мной в театре. Он, конечно, не всегда тихо сидел, и в такие дни все знали, что пришел «маленький Белый». Дочери – она младшая – в этом плане повезло меньше: ситуация с детскими садами к моменту ее рождения наладилась.


    Сейчас сыну 16, он может прийти с девушкой в театр на спектакль с моим участием. Дочь бывает вместе с классом на новогодних постановках. Жена приходит чуть реже – дела, работа. Ну и, конечно, приятно видеть в зрительном зале лица друзей, а это бывает часто!


    – Когда близкие в зале, сильнее волнуетесь?


    – Меня это согревает. Мы же в принципе работаем для зрителя. А тут будешь работать для чуть более конкретного зрителя (смеется). Иногда есть такие спектакли, особенно с монологами, где ты выбираешь кого-то из зала и адресуешь всё ему. И благодаря этому человеку можешь объять всех остальных. Конечно, когда приходит супруга, я часто обращаюсь к ней. Но, если ее нет в зале, спектакль не станет хуже.


    Творящееся на сцене действо не может повторяться в точности, оно каждый раз будет другим. Придя во второй или третий раз на одно и то же представление, зритель видит знакомую историю, но попадает в иную атмосферу. В этом и прелесть театра.

    – Учитывая «закулисное» детство сына, есть ли у нас шансы увидеть театральную династию Белых?


    – Конечно, в детстве Игорь был уверен, что станет актером, как папа. И я думаю, что благодаря театру он стал таким открытым и коммуникабельным, легче и свободнее общается с людьми, чем многие подростки. Но в плане карьеры теперь у него другие планы. Не знаю, рад я этому или нет. Отчасти жаль, что не пошел по моим стопам. Но у него свой жизненный путь.

    Фото:  

    – В спектакле «Папа» актеры рассказывают реальные истории из своей жизни. Каково это – не играть роль, а делиться очень личными вещами?


    – С этим спектаклем ситуация двоякая. Да, я рассказываю правдивую историю про себя, свою семью и своего отца. Его уже нет на свете, и мне больно об этом вспоминать. Конечно, эта боль помогает мне на сцене говорить как-то более прочувствованно, по-настоящему. Но когда этот спектакль идет часто, то ловишь себя на мысли: тут проговорил быстрее, а здесь произнес фразу, не слишком глубоко заглядывая себе в душу. Думаю, «Папу» часто играть нельзя. Но и редко – тоже нельзя, потому что иной раз сам готов вот-вот разрыдаться на сцене.


    – Из-за пандемии театры долго были закрыты. Как пережили вынужденные каникулы?


    – Угнетало отсутствие живого зрителя, которому можно посмотреть в глаза. Но надо было сделать так, чтобы о нас не забыли за время карантина. Поэтому каждый день что-то снимали и выкладывали в соцсети. У нас появился необыкновенный спектакль «Пропущенный вызов» для одного зрителя, который погружался в невероятную, но очень жизненную ситуацию, ведя диалог с актером по телефону. Благодаря собственной включенности и фантазии человек становился участником происходящего в эфире действа, проживая этот час в образе героя спектакля. Идея превосходнейшая, спасибо моим коллегам и режиссеру Ирине Николаевне Латынниковой!


    Потом появилась возможность играть на других площадках, например, в ресторанах. Учились превращать непривычную обстановку в привычную, чтобы зрителю всё понравилось. Открытие театров, пускай с ограничениями, стало для нас большой радостью. Ждем зрителей и готовимся их удивлять каждый день.

    – Бывали у Вас мысли однажды уехать из Кемерова?


    – Были приглашения, но я их серьезно не рассматривал. Мне сложно это объяснить. Я прикипел душой к этому городу и к этому театру. Я люблю своих коллег и актеров из других театров нашего города. Здесь есть репертуар, который мне дорог. И есть горячо любимый мой зритель.

    Досье:

    Евгений Белый родился в 1981 году в Кемерове. Окончил школу № 94. С 1998-го по 2001 год – учеба в Новосибирском театральном училище (Кемеровский филиал) на актерском отделении. Артистом Театра для детей и молодёжи служит с 1998 года. За время работы в театре сыграл такие роли, как: Петрюс («Великолепный рогоносец», Ф. Кроммелинк), Степан Гайдар («Шестеро любимых», А. Арбузов), Агишин («Женитьба Белугина», А.Н. Островский), Ислаев («Месяц в деревне», И.С. Тургенев), Жак («Шоколад», Д. Харрис), Бусыгин («Старший сын», А. Вампилов), граф Альмавива («Женитьба Фигаро», П. Бомарше), Садовник («Электра», Ж. Жироду), Нечаев («Снимается кино», Э. Радзинский), капитан Смоллетт («Остров сокровищ», Р. Стивенсон), Самойленко («Дуэль», А.П. Чехов), Лоуренс («Пьяные», И. Вырыпаев), Отец («Продавец дождя», Р. Нэш) и другие. Неоднократно становился лауреатом областной премии «За творческие достижения в театральном сезоне». Победитель VII городского конкурса театрального профессионального мастерства «Лучшая роль сезона 2006-2007 гг.» и IV открытого всероссийского молодежного фестиваля «Белый слон» в номинации «Лучший актер театрального направления».

    Скопироватьhttps://gazetakemerovo.ru/p/1237

    Загрузка комментариев

    НАШЛИ ОШИБКУ?

    Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter.

    Мы в социальных сетях:

    undefined