Жилой комплекс на месте кирзавода: история трёх домов – образцов архитектуры 90-х на пересечении Терешковой и Октябрьского

Жилой комплекс на месте кирзавода: история трёх домов – образцов архитектуры 90-х на пересечении Терешковой и Октябрьского

Марина ТУМАНОВА, Лора НИКИТИНА

Фото: Дмитрий Ярощук

Дома-исполины, изогнувшиеся изящной краснокирпичной дугой, в районе пересечения улицы Терешковой с Октябрьским проспектом напротив ТЦ «Лапландия» давно стали неотъемлемой частью городского пейзажа. Ныне они, будто высокие стены незыблемого бастиона, ограждают целый жилой квартал: симпатичные светлые высотки, уютные тенистые дворики, зелёные аллеи, детские площадки.

Но… где-то на краю памяти маячат совсем иные картины. Начало 90-х – вниз к реке раскинулся деревянный частник, небольшой поселочек кирзавода. Место, где ныне вырос жилой квартал, закрывшееся предприятие делит с уютной зеленой лужайкой, обрамленной ближе к проезжей части новенькими тротуарами. И здесь ещё гуляет свободный ветер, ребятишки-непоседы играют в мяч, местные протаптывают по травянистому ковру дорожки к реке, к новой школе, девятиэтажкам…

Они ещё не знают, что судьба уютного пятачка решена и молодые талантливые архитекторы уже вовсю стараются над планировкой нового современного микрорайона из типовых панельных десятиэтажек и домов, абсолютно на них не похожих, зданий авторской архитектуры, с индивидуальным характером и разнообразными домостроительными новшествами.

Таковы новые герои нашей рубрики #жилбыл_дом – комплекс из трех домов с адресами Терешковой, 22, Октябрьский, 36 и 38. С их прошлым и настоящим предлагаем познакомиться сегодня.

Фото: Дмитрий Ярощук

Застройка и развитие кварталов в районе важной транспортной развязки (с выходом на мост) на Октябрьском проспекте были неразрывно связаны с мечтами градостроителей о благоустройстве вплотную примыкающей к ней обширной площадки на взгорье Суховского увала напротив сегодняшнего ТЦ «Лапландия».

В 60-е этой территории вообще пророчили стать новым административным центром города «с главной площадью, монументальным зданием Дома Советов и многоэтажными общественными зданиями», как пишет наш знаменитый летописец Иван Балибалов. Оно должно было стать «одним из красивейших мест завтрашнего города» «с архитектурным ансамблем, отражающим облик индустриального Кузбасса», – живописал чаяния кемеровских архитекторов историк.

Восторженные надежды и разнообразные грандиозные планы над этой территорией витали во все времена. В 70–80-е от идеи превратить площадку между СКК «Октябрьский» и кинотеатром «Юбилейный» в новый городской центр со всеми полагающимися административными зданиями, правда, отказались. А вот от идеи благоустройства привлекательной обширной территории с роскошными террасами в сторону Томи – нет. И пусть не главную роль отводили в своих многочисленных проектах архитекторы этой площадке, но всё-таки особую – роль культурного, делового, общественного, оздоровительного даже центра.

1985 год. Фото: Государственный архив Кемеровской области

«…По генплану развития города, между Центральным и Ленинским районами было намечено создать новый культурно-оздоровительный центр. В начале 80-х начали осваивать его строительство, – вспоминал в одном из интервью Герман Семенович Веселов (с 1975-го по 1985-й – председатель Горисполкома, а затем первый секретарь Кемеровского горкома КПСС). – В этот центр входили объекты, которые своей монументальностью и индивидуальностью должны были украсить город. Это прежде всего спорткомплекс, первая часть которого… СКК «Октябрьский», а вторая – открытый стадион с площадками, который чашей должен был спускаться в сторону Томи… Тогда же начали строить лучший в Западной Сибири Дом быта с большим залом для регистрации браков и проведения свадеб, 17-этажную гостиницу «Интурист», три высоких точечных здания для институтов «Кемеровогражданпроект» и «Сельхозпроект»…»

Из запланированного в конце 80-х сдали только СКК «Октябрьский». Остальные стройки после 1985-го были законсервированы, а на большей части территории – ближе к Октябрьскому проспекту – строительство так никогда и не началось вовсе. Летом почти до середины 90-х обширную площадку занимал знаменитый чешский Луна-парк, зимой местные здесь же строили снежный городок, а потом и зиму провожали – справляли широкую Масленицу. Ну а в 95-м началась эпоха легендарной кемеровской барахолки.

1986 год. Фото: Государственный архив Кемеровской области

Впрочем, даже в эти сумрачные для городского развития времена молодые специалисты продолжали мечтать о том, как превратят это место в настоящий центр притяжения для горожан с пешеходными прогулочными зонами, аллеями, зелеными бульварами, парком, красивыми зданиями, симпатичными магазинчиками, ресторанами и кафе. Перекресток заиграл бы тогда совсем иными красками.

Ну действительно, представьте: по одну сторону вот такой культурно-деловой центр с площадью, зелеными бульварами, зонами для отдыха и эстетичными зданиями. По другую – белостенный современный спорткомплекс с тысячью ступенек. Наискосок через перекресток взбирается на пригорок витиеватый дом-«змейка», поблескивая зелено-оливковыми полосками на фасаде. И его соседи напротив, через Октябрьский проспект – наши будущие дома-герои – тоже предполагались броскими, необычными, складывающемуся архитектурному ансамблю под стать. И это понятно, ведь им отводилась особая роль – обрамлять перекресток, приветствовать город завтрашнего дня.

Фото: Дмитрий Ярощук

Проект архитектора Климова

Александр Иванович Климов – один их тех деятельных архитекторов, которые формировали облик областного центра на протяжении нескольких десятилетий. Он начал свою карьеру в «Кемеровогорпроекте» в 1977-м, а в 1986–88-м даже успел поработать в должности главного архитектора города.

Фото: Дмитрий Ярощук

Уже в те годы он вместе с коллегами вынашивал довольно смелые идеи. Молодые авторы создавали проекты оригинальной архитектуры с индивидуализированными, многовариантными планировками квартир, которые давали людям возможность создавать свой неповторимый облик жилища, с квартирами первого этажа, которые имели так называемые «летние комнаты» – приквартирные изолированные участки земли, по сути, личные палисадники, с многоуровневым общественно-бытовым обслуживанием и прочим.

…Но на дворе 1983-й, и самостоятельно создавать массовое жилье местные специалисты ещё не могут. Пока они только привязывают типовые здания, разработанные специализированными государственными институтами, и, как правило, практически без изменений. А оригинальные авторские идеи остаются на бумаге. Но перемены уже на пороге. Спустя каких-то 4-5 лет всё изменится, и они наконец-то получат возможность воплотить их в жизнь.

Начало 1990-х. Перекресток улицы Терешковой и Октябрьского проспекта постепенно приобретает свой привычный вид. Маленький кирпичный завод стоит в руинах, доживает свой век. Его вот-вот полностью снесут и построят на его месте современный жилой квартал, проектировать который довелось Александру Климову, в то время уже главному архитектору УПТР ПСО «Домостроитель» (управление проектно-технологических работ проектно-строительного объединения при Кемеровском домостроительном комбинате).

Фото: Дмитрий Ярощук

– В 1990-91 годах мы разработали проект детальной планировки микрорайонов 15, 15А, 16А и 17А (вплоть до озера Красное), в котором определялись структура застройки и высотные акценты территории. Первой очередью строительства стала группа жилых домов и общественных зданий в 15-м микрорайоне. Здесь предполагалась 3–9-этажная плотная жилая застройка в сочетании с 16–24-этажными многофункциональными комплексами. И три жилых дома на Октябрьском и Терешковой стали частью общей композиции, – рассказывает архитектор. – Планировалось, что это будет комплекс жилых зданий с объектами обслуживания, объединенными на уровне первого этажа пешеходной платформой. Рабочий проект был разработан в 1993-м. Два дома были запроектированы 7–9-этажными и один с малоэтажной частью (в 4-5 этажей), чтобы дать доступ солнцу, не затенять двор и соседние здания. Жилье было разработано шумозащищенным, то есть спальни ориентированы во двор, а кухни и гостиные – на улицу.

Макет планировки микрорайонов №№15, 15А и 16А, 1990-91 гг.. Фото: архив Александра Климова

Своё место нашли в проекте и те самые квартиры гибкой планировки, пространство которых можно моделировать по своему усмотрению, и ряд других домостроительных новшеств.

– Например, первые в городе двухэтажные подземные гаражи под домами, два нежилых этажа по всему периметру зданий, которые предназначались под офисы, торгово-бытовые предприятия, – перечисляет создатель проекта. – Мне очень импонирует плотная застройка, с закрытыми, камерными, уютными двориками, что также нашло в проекте отражение и удалось реализовать.

Детальная планировка микрорайона №15 с эскизами домов Терешковой,22, Октябрьский, 36 и 38. Фото: архив Александра Климова

Новаторским по тем временам было и создание двух отдельных зон – для автомобилей и пешеходов. В этом комплексе они буквально физически разделены со стороны парадных фасадов. Один уровень, с многочисленными лесенками, пандусами и мостиком даже, – для людей, полностью безопасный. Другой, с удобными подъездами к уличным и подземным парковкам, – для машин…

Фото: Дмитрий Ярощук

Тёплый, уютный, по-прежнему актуальный

К созданию жилого комплекса приступили в 1994-м. Будущий 15-й микрорайон превратился в огромную стройплощадку, где, как писала в 1997-м газета «Кемерово», возводились «жилые комплексы нового поколения».

Строится дом пр. Октябрьский,38, 1997 год. Фото: газета «Кемерово»

Дома строили и сдавали по очереди. Первыми взяли в работу сложный разноэтажный дом с тремя высотными башнями на Октябрьском проспекте и полукруглую стену в 7–9 этажей на улице Терешковой. Последним был дом в центре комплекса, его строили уже в нулевые. А полностью все три здания сдали в 2005-м.

1.Строится дом ул. Терешковой,22, 2000-е. Фото: архив Александра Климова, 2. Вид комплекса в 2002-м. Фото: архив Максима Федичкина, 3. Строится дом пр.Октябрьский,36. Фото: открытки «Кемерово», 2003 год

Росли наши герои медленно, целых 11 лет. Масштаб и грандиозность проекта опережали финансовые и строительные возможности города в 90-х. И все-таки строительство здесь шло, простоя длиною в годы именно этот объект, к счастью, не испытал. Но индустриальный пейзаж с краснокирпичными коробками, припорошенными первым октябрьским снежком, будто застывший на полпути, сохранился в памяти жителей окрестностей.

– В 90-е жили на Терешковой, 19, частенько прогуливались с супругой, наблюдали эту стройку. Ох и долгой же она была. И вот к началу нулевых здания начали обретать понятные конфигурации. Идем-гуляем по Октябрьскому проспекту, глядим – о, дом какой-то интересный. И сразу захотелось в нем квартиру купить, – рассказывает Анатолий Устинов, в доме на Октябрьском, 38 он живет уже 20 лет.

Фото: Дмитрий Ярощук

– Мы брали квартиру у ДОЗ, им несколько дали за поставку комплектующих. Сразу поразили здесь габариты, я человек старой, советской ещё закалки, так что мне наша квартира очень «сталинку» напоминает. Просторные комнаты, два широких коридора, ходить – одно удовольствие. Большие окна с деревянными оригинальными рамами и тройным (!) остеклением. Принципиально не меняем. Огромная, даже по современным меркам, лоджия – шесть метров в длину и почти два в ширину. У нас туда даже качели с навесом поместились – внучке забава, и супруга любит там подремать, — отмечает жилец. — В квартире всегда тепло, и самое главное – тихо. Пришли с работы, дверь закрыли – и как в деревне: покой и благодать.

Фото: Дмитрий Ярощук

Это во всех трех домах, к слову, общее место. В отличие от планировок и домостроительных бонусов. Есть здесь квартиры и с двумя лоджиями, и даже с тремя, несколькими санузлами и саунами, комнатами со скругленными стенами и эркерами и прочим.

– В нашем доме, например, полукруглые лоджии – и удобно, и выглядит эстетично. А вместо второй подземной парковки – овощехранилище. Спускаться на нижние этажи можно прямо на лифте, – рассказывает жительница Терешковой, 22 Лариса Иванова

Фото: Дмитрий Ярощук

– Наш дом вообще похож на дом клубного типа, здесь чуть больше 20 квартир, все друг друга знают, — делится она. — Основной костяк жильцов – старожилы, за счет средств которых этот дом в своё время строила внешнеэкономическая ассоциация «Кузбасс», была такая организация в девяностых-нулевых. И, надо сказать, делали это добросовестно, к качеству строительства претензий нет. Как по мне, это вообще один из лучших домов в Кемерове.

Фото: Марина Туманова

…За почти 30 лет с момента появления проекта не утратил актуальности и внешний вид комплекса, та живописная композиция, которая складывается из сочетания зданий, конструктивных элементов, перепадов высот. Для начала 90-х и даже для нулевых всё это было очень экстравагантным. И, хотя позже концепт в Кемерове в тех или иных вариациях повторяли, наши дома-герои и по сей день остаются оригинальными, единственными в своем роде. И, как прежде, привлекают внимание. Рассматривать их можно часами и нет-нет, да и находить какие-то новые занимательные детали.

Фото: Дмитрий Ярощук

Особняк 40-х на границе с ФПК: история здания на Будённого, 33

Особняк 40-х на границе с ФПК: история здания на Будённого, 33

Марина ТУМАНОВА, Лора НИКИТИНА

Фото: Дмитрий Ярощук

О новом герое рубрики «Жил-был дом» без преувеличения можно сказать: о таком мы точно ещё не писали. Объект из ряда вон сразу по нескольким статьям.

Во-первых, внешний вид. Это довольно габаритное двухэтажное здание с необычной полукруглой частью, в строгом неоклассическом убранстве, отдалённо напоминающее старинную усадьбу. Во-вторых, место расположения: среди улочек частной застройки Заискитимья, да ещё и буквально бок о бок с режимным учреждением. В-третьих, история его появления. Кто и для чего такое красивое серьёзное здание здесь построил?! А в-четвертых – функционал. Более 40 лет дом служил разным учреждениям. И лишь сравнительно недавно стал жилым и обрёл сплочённый костяк постояльцев, которые, к слову, помогли пролить свет на ряд загадок нашего необычного героя.

Итак, предлагаем познакомиться с прошлым и настоящим дома с адресом «улица Будённого, 33» подробнее.

Старинная усадьба в снегах

…Чтобы отыскать нашего исторического героя, забраться нужно в самую гущу частного сектора в заискитимской части города. Миновать магистраль Сибиряков-Гвардейцев и спуститься до самого конца улицы Тимирязева к небольшой улочке Будённого. Поворот направо – и снова до конца… И вот она, настоящая жемчужина квартала – габаритное здание, столь контрастирующее с окружением, что как минимум вздох удивления обеспечен. Даже несмотря на проплешины облупившейся штукатурки, поздние пристройки невпопад с архитектурной стилистикой и прочие огрехи-переделки, дом-усадьба, выплывающий из морозной дымки, окутанный барханами снегов, производит небывалое впечатление!

Фото: Дмитрий Ярощук

И оно становится лишь сильнее, когда понимаешь, где и рядом с чем неординарное строение находится. По одну сторону – одноэтажная индивидуальная застройка, а по другую – исправительная колония № 5 и граница современного многоэтажного микрорайона ФПК. Здание это словно застыло между разными эпохами и мирами.

Фото: Дмитрий Ярощук

Сегодня наш дом-герой полностью жилой. Имеет два подъезда на 12 квартир и три квартиры на первом этаже с отдельными входами с улицы. Реновации последних 10-20 лет. Компактный аккуратный двор с гаражами и деревянными стайками… и чуть поодаль – смотровая вышка. Элемент, намекающий на связь с режимным учреждением по соседству.

Фото: Дмитрий Ярощук

Впрочем, тягостного чувства дом не вызывает. Ощущается в нём какая-то основательность, а внутри, в квартирах, – масштабность приложенного труда. Забегая вперед, скажем: свой дом жильцы очень любят, знают его историю и охотно делятся ей.

Здание ОИТК НКВД

А история его ведет счет годов ещё с 40-х. Именно в это время начинается активная застройка правого берега Искитимки. Участки под малоэтажное строительство получают в основном промышленные предприятия города. Свои кварталы усадеб и одноэтажных домов на двух хозяев к югу от будущего проспекта Ленина возводят коксохим, мехзавод и азотно-туковый (будущий «Химпром»). А в послевоенные годы – также и молодой строящийся Новокемеровский химкомбинат (НКХК – будущий «Азот»).

Доподлинно известно, что последний в промышленном и жилищном строительстве активно использовал силы военнопленных. Спецконтингент принимал участие и в постройке индивидуальных домов на участке НКХК, который располагался за улицей Сибиряков-Гвардейцев примерно в районе Геологоразведки и недалеко от того места, где располагается наш дом-герой и ИК-5 сегодня.

Согласно архивным документам, здесь же был организован и временный лагерный пункт, который до 1948-го находился в подчинении лагеря военнопленных № 503. И не исключено, что именно он впоследствии стал базой для создания нового исправительного учреждения, строительство которого началось здесь в период 1945–47 годов.

Фото: Дмитрий Ярощук

Да, наш дом-герой с нынешним адресом «улица Буденного, 33», как и аналогичный по соседству – Будённого, 31, были построены в качестве административных зданий для нужд будущего режимного учреждения. А значит, курировал стройку отдел исправительно-трудовых колоний НКВД (МВД). Любопытно, что время появления этих домов совпадает со временем строительства двух других известных зданий того же ведомства в центре города – полукруглого дома с магазином на пр. Советском, 46 и здания на пр. Советском, 48, где ныне располагается музей ИЗО, самых первых послевоенных.

1.Жилой дом, построенный для сотрудников ОИТК НКВД (МВД), 1950-е. Фото: «Мы из старого Кемерово», 2. Здание(в центре — ныне музей ИЗО), построенное в 1946 году для управления ОИТК НКВД (МВД), 1970-е. Фото: альбом П.Ф. Мельникова

И выполнены они тоже с элементами набиравшей в те годы силу неоклассики.

– Архитектурное решение дома на Буденного, 33 скромное, но вполне в стилистике классицизма: симметрия фасадов и объёмов, рустованные углы и межоконные лопатки, спокойный мерный ритм окон, опоясывающий всё здание профилированный карниз, сандрики над дверными проёмами, полуротонда (выступающий полуцилиндрический объём по центру. – Прим. ред.), – отмечает наш эксперт, доцент КузГТУ Ирина Захарова. – Отсылка к усадебной архитектуре конца XVIII – XIX века во внешнем облике здесь очевидна.

Строился дом, вероятнее всего, по типовому проекту небольших общественных зданий сталинской эпохи. Наличие клона по соседству как раз эту версию подтверждает. Значит, проект был изначально предусмотрен для тиражирования. Также не исключено, что участие и в проектировании самой ИК-5, и в привязке зданий для неё на местности мог принимать архитектор Т.С. Запашный (автор проектов зданий НКВД на Советском проспекте). В пользу этого говорит, во-первых, то, что в послевоенные годы квалифицированных архитекторов в Кемерове было очень мало. А во-вторых, если уж такие специалисты работали в системе, разбрасываться ими точно никто бы не стал.

Фото: Дмитрий Ярощук, Марина Туманова

Возводились оба здания силами спецконтингента. Среди старожилов Буденного, 33 даже ходит такая легенда, что над фундаментом, коробкой здания и крышей трудились пленные немцы, а косметический марафет внутри и снаружи наводили уже местные заключенные. И, вероятно, так оно и есть, учитывая все вышеперечисленные обстоятельства.

Прошлые жизни

В 1947-м на своей сегодняшней территории начинает работу ИТК-5. Это учреждение, образованное двумя годами ранее, переезжает на левый берег, в заискитимскую часть, из Рудничного района как раз после постройки ряда административных зданий, среди которых было и управление самой колонии. Первоначально оно располагалось, как вспоминают старожилы, в одноэтажном здании на улице Отрадной.

А наш дом-герой первые годы своей жизни буквально проводит за колючкой и двойным деревянным забором. Улица Будённого, а в то время ещё улица Коммуны (а в период 60–80-х гг. – улица Радищева), упирается аккурат в этот самый забор и активно, как и окрестности, обрастает одноэтажными домиками рабочих-заводчан.

ИТК-5, 1947 год. Фото: кн6ига С.Г.Марченко «Исправительно-трудовые учреждения Кузбасса (1940-70 гг.)»

Как писал в одной из своих книг половник МВД в отставке, один из главных летописцев истории УИС Кузбасса Сергей Григорьевич Марченко, в пятой колонии изначально содержались и мужчины, и женщины. А на территории ИК долгие годы работал собственный Дом малютки при женской больнице с акушерско-гинекологическим отделением. Так вот размещалось всё это как раз в нашем доме-герое вплоть до 1960-х годов.

Читаем у эксперта: «В марте 1960-го действовавший на протяжении многих лет при ИТК-5 Дом младенца переоборудовался под областную больницу УВД Кемеровского облисполкома… В феврале 1966-го, в связи с завершением работ по переоборудованию здания в жилой зоне ИТК-5 под больницу, Центральная больница в городе Кемерово для обслуживания осужденных, действовавшая при ИТК-29, перебазировалась в расположение ИТК-5».

Фото: Дмитрий Ярощук

Следующие 20 лет здание на Буденного, 33 служило городу в качестве больницы УВД. А к концу 1980-х, после того как отделения медучреждения переехали в новое здание на улице Кузбасской, вновь сменило жильцов. На первом этаже дома разместилась машиносчетная станция УВД, а второй отдали под квартиры для сотрудников ИК-5.

Что до его соседа-близнеца – изначальное назначение здания на Буденного, 31 пока остается загадкой. Зато известно, что в 70–90-е здесь располагался детский садик УВД, куда своих малышей-непосед водили в том числе и сотрудники пятой колонии, что было довольно-таки удобно. Ближе к нулевым дошкольное учреждение закрылось, и помещения были реконструированы для другого ведомства. Ныне здесь располагается серьезное охранное учреждение – мобильный отряд особого назначения Росгвардии.

Тайны, скрытые внутри

Эпоху полностью жилого дома наш герой открыл в середине 90-х. Машиносчетная станция переехала в новое здание, и опустевший первый этаж тоже передали под заселение. Еще семь семей из числа работников ИК-5 получили свои долгожданные квартиры. А точнее, даже не квартиры, а просто помещения, которые только предстояло превратить в пригодные для жизни апартаменты.

На глобальную реконструкцию, перепланировки, масштабный ремонт ушел не один год. Проекты планировок жильцы делали сами, ломать-возводить стены и перегородки помогали с ИК. Сложные работы шли, разумеется, под надзором строителей-специалистов. Ну а внутренняя отделка – тут уже всё своими руками.

Сегодня о нежилом прошлом здания напоминают, пожалуй, лишь какие-то грандиозно просторные коридоры с исполинскими дверными проемами и широкими лестницами да кое-какие инженерные чудаковатости. А вот по теплу и уюту обычным домам он ничуть не уступает.

Фото: Дмитрий Ярощук

– В этот дом мы очень торопились заселиться. Как сейчас помню, на дворе декабрь 1999-го, ремонт ещё не был полностью окончен. А нам, молодым с двумя маленькими дочками, ну так хотелось в своей квартире отмечать миллениум. В восемь вечера 30-го решили переезжать, вещи таскали, обустраивались. И 31-го встречали 2000-й уже здесь, с друзьями, большой компанией в пять семей, – делится Юрий Колягин. – Приятные воспоминания.

В его трехкомнатной, с современной отделкой под дерево, есть одна любопытная комната – полукруглый зал в 34 кв. м с двумя трехстворчатыми окнами. Находится он как раз в той самой необычной полуротонде. Хотя, как признается хозяин, изначально в этой части здания никаких помещений не было вообще.

Фото: Дмитрий Ярощук

– Здесь на весь этот большой полукруг шла на второй этаж широкая лестница. И главный вход в здание был со стороны ИК. А на втором этаже – полукруглый коридор, галерея. Холодный, неотапливаемый. Всю эту часть (в полуротонде. – Прим. ред.) перестраивали полностью. Теперь аналогичные полукруглые комнаты есть в 4 квартирах, – поясняет Юрий. – А вот расположение других помещений у нас у всех разное. Одинаковых планировок в доме нет.

На знатную «сталинку» с потолками в 3,1 метра и духом 50-х похожа квартира Валерия Поротикова. Они с супругой и сыном тоже заехали в дом на Буденного в конце 90-х. Слова соседа и бывшего товарища по службе подтверждают: собственноручного труда в это жилье вложено немало! И это касается не только легонькой косметики вроде «обои поклеить». Сами делали полы, ставили санузлы, латали прохудившийся потолок…

Фото: Дмитрий Ярощук

– Перекрытия в доме деревянные. Как-то на втором этаже над нами был пожар. А дом же 1945 года постройки, ну у нас штукатурка вместе с дранкой и посыпалась – сгнило всё. А вместе с ней и пожарные чуть к нам не провалились, – рассказывает Людмила Викторовна, супруга Валерия Павловича.

А он в свою очередь обнажает другую, более крепкую сторону старого дома:

– Зато у нас несущие стены аж в 80 сантиметров. Да такие твердокаменные, что не пробьешь, не просверлишь. Как-то вешали нам уличный фонарь, делали отверстие в стене на фасаде. Дрель её не взяла, перфоратор не взял. Электрик два сверла впустую сжег… – рассказывает Валерий Павлович. – Фундаментные стены ещё шире – под 120 см. И как глубоко они идут – неизвестно.

Фото: Дмитрий Ярощук

Еще из особенностей: дом бесподвальный, так что инженерные коммуникации идут прямо под ним, а узлы находятся в небольших камерах-подпольях, входы в которые есть снаружи дома и из квартир первого этажа. А в одной из комнат в полуротонде есть аж целый уличный колодец совершенно обычной глубины под два метра, тоже с коммуникациями. Его наличие жильцы объясняют тем, что когда-то эта часть помещения имела техническое назначение. Впрочем, с инженерными сетями в доме явно всё в порядке – ни сырости нет, ни запахов посторонних.

По всему периметру дома идет толстенная труба отопления. Такая горячая, обжечься можно.

– Да, на тепло мы не жалуемся. Вот сейчас -20, у нас первый этаж. Все батареи перекрыты, только она одна греет, – говорят хозяева. И подмечают, что на самом деле живется им здесь довольно хорошо, уютно и спокойно. Соседи – сплошь товарищи, бывшие сослуживцы, их дети, действующие работники ИК. Каждый следит за порядком в своем имуществе. А краем глаза и за соседским приглядывает. В общем, довольно сплоченный здесь коллектив, дружный.

Фото: Дмитрий Ярощук

…Но, как и везде, есть, конечно, и свои нюансы проживания. Близость к режимному учреждению – без такого соседа, размышляют жильцы сегодня, было бы комфортнее. И ремонт дому не помешал бы: и в подъездах, и уж тем более стоило бы обновить фасад с его-то классической эстетичной внешностью… И кто знает, он, статный, крепкий и красивый, может прослужить людям ещё многие годы, войти в новую градостроительную эпоху, стать её частью, раритетной архитектурной изюминкой.

Фото: Дмитрий Ярощук

ЭТО ИНТЕРЕСНО!

Ценный раритет

Валерий Павлович хранит у себя довольно занятный артефакт. Обломок железной пластины с надписью на немецком «blitzableiter hin…», что означает громоотвод. Досталась она ему случайно. Строители скинули обломок с чердака дома вместе с прочим строительным мусором, когда два года назад делали новую крышу. Сам он считает, что такие пластины в 1945-м могли использовать как закладные, вроде арматуры, для усиления кладки несущих стен.

Фото: Марина Туманова

Ну а надпись на немецком как бы намекает, откуда пластина взялась: приехала вместе со строителями-военнопленными. Причем выковать её могли и непосредственно в Кемерове, и поставить из Германии или с оккупированных в годы войны территорий. Известно, что на строительство НКХК везли оборудование и разную строительную кучу-малу прямиком из Освенцима.

Дом для специалистов: история здания Жуковского, 3

Дом для специалистов: история здания Жуковского, 3

Марина ТУМАНОВА, Лора НИКИТИНА

Фото: Дмитрий Ярощук

Сегодняшний герой спецпроекта «Жил-был дом» родом из 1933 года. Он один из очень немногих сохранившихся домов-старожилов исторического квартала Соцгород – первого благоустроенного в привокзальной части. Отсюда шагнёт на восток самая широкая магистраль и обеспечит развитие жилой части в Заискитимье, здесь появится самое первое здание города с элементами неоклассики, и широкий красивый бульвар, и универмаг из стекла и камня – тоже одни из первых в молодом Кемерове.

Этот квартал, застроенный десятками ровненьких стандартных двухэтажек, будет уже в начале тридцатых походить на небольшой, но именно городской район. Логичный, чёткий, структурированный, большинство объектов которого появится в соответствии с планировочными проектами.

Лишь одно здание возникнет здесь скорее случайно и будто в одночасье – дом ИТР на Жуковского, 3. Ему суждено стать одним из самых приметных и необычных по архитектуре в этом квартале, дожить до наших дней и поведать свою историю.

Первый городской квартал

Работы по освоению приличных размеров площади между современными Кузнецким проспектом и улицей Черняховского по обе стороны Коммунистической начали в 1931-м. За основу была взята утвержденная в том же году планировочная схема немецкого архитектора Эрнста Мая. В соответствии с проектом была проведена разбивка улиц (будущих Володарского, Рукавишникова и Чкалова), на карте города появилась главная планировочная ось – улица Магистральная (будущий проспект Ленина), железнодорожная линия была перенесена ближе к Кузнецкому проспекту, начата прокладка инженерных коммуникаций.

Строительство здесь грянуло тоже сразу. Правда, оказалось оно совсем не таким, как планировал Май (подробнее об этом, а также об истории и развитии квартала Соцгород в разные годы мы расскажем отдельно в одном из выпусков спецпроекта «Жить здесь»).

Немецкий архитектор уже в начале 30-х видел наш город многоэтажным, начиная с самого первого квартала Соцгорода. Но всё-таки застраивать его решили зданиями попроще, пониже и поскромнее, что, конечно, повлияло на темпы строительства.

Первые каменные дома Соцгорода (два слева – стоят по сей день) и первый сквер, 1933 год. Фото: Государственный архив Кемеровской области

В считаные годы десятки жилых зданий встали здесь параллельными рядами, вытянутыми строго с юга на север. Это были двухэтажные деревянные дома коридорного типа и двухсекционные кирпичные здания по типовым проектам стандартных домов, разработанным в 1929 году Цекомбанком (Центральный банк коммунального хозяйства и жилищного строительства был создан в СССР в 1925-м для финансирования строительства новых городов, имел при себе специальное проектно-планировочное бюро с иностранными специалистами. – Прим. ред.) для массового строительства. В последних, к слову, были хоть и небольшие, но вполне уютные по тем временам двухкомнатные квартиры с кухнями и помещениями под санузлы.

Строительство в квартале в начале 1930-х вели несколько организаций, в том числе Кемжилстрой и его молодежные комсомольские бригады, а также Цинкстрой – работники будущего цинкового завода, которые кроме жилья возводили в Соцгороде ещё и свой детский садик с яслями. Соответственно и новоселами квартала должны были стать труженики города: прибывающие в Щегловск разнопрофильные специалисты, врачи, учителя, строители, техническая интеллигенция и промышленники.

Вид на Соцгород от будущего ДК «Москва», 1936-год. Слева строятся дома на Черняховского. Фото: ГАКО

Что до нашего исторического героя – дома на Жуковского, 3, – его в первом квартале Соцгорода ни Эрнст Май, ни коллеги в Цекомбанке совершенно не планировали, о строительстве этого объекта даже речи не шло…

Дома специалистов

…Но всё изменилось в марте 1932-го, когда Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) выпустили постановление «О постройке домов для специалистов» с 3- и 4-комнатными квартирами с полезной жилой площадью в 47 и 65 квадратов соответственно, с кухнями, ванными и уборными. Это было более комфортабельное жилье, которое предназначалось для «ученых, инженеров и техников… граждан, работающих в различных предприятиях, учебных заведениях и учреждениях» Советского Союза. Зачем это было нужно – понятно. Привлечь и удержать высококвалифицированные кадры и ИТР.

Деньги на строительство домов для специалистов выделяло государство. Возвести такое жилье должны были, согласно постановлению, в 64 городах страны. Вот только Кемерово среди них изначально не значился.

А между тем такие дома – да хотя бы один – были нам ой как нужны. Специалисты ехали к нам со всего Союза строить шахты и заводы, ТЭЦ и новые городские кварталы, масштабные объекты соцкультбыта, поднимать образование и медицину и прочее, прочее, прочее. В течение года только инженерно-технических работников к нам прибыло порядка тысячи человек!

Поэтому в мае 1932-го Кемеровский горсовет через Запсибкрайком обращается с просьбой включить Кемерово в список городов, где планируется строительство домов для специалистов, и обязуется полностью построить такое жилье в этом же (!) году. На что получает добро.

Будущий центр города (район пересечения пр.Советского с ул.Красной), на заднем плане — строящиеся 4-этажные дома ТЭЦ, 1933 г. Фото: ГАКО

Первоначально строить дом ИТР планировали в районе будущего Советского проспекта ближе к домам ТЭЦ на Притомском участке. Здание на 100 квартир (трех- и двухкомнатных) должно было быть 4-этажным, с центральным отоплением, вентиляцией, водопроводом, канализацией, ванной и душем в каждой квартире. Также при доме предусматривались столовая и красный уголок.

Фото: газета «Кузбасс», 1932 год

Строительство дома для специалистов начали тем же летом, да. Вот только не близ Притомского участка, а в первом квартале Соцгорода по соседству с ровными рядами стандартных двухэтажек. А уже осенью страницы газеты «Кузбасс» пестрели заметками о том, как молодые каменщики (и каменщицы) комсомольских отрядов Кемжилстроя «ведут кирпичную кладку первого этажа дома ИТР». И не просто ведут, а обязуются к празднованию 15-летия Великой Октябрьской революции (7 ноября 1932-го) завершить второй этаж и приступить к устройству фермы и крыши здания.

Фото: фрагмент топографического плана г.Кемерово 1932-34 гг.

Элитное жильё для ИТР

Свои обязательства молодые строители, к слову, выполнили. Коробка двухэтажного 16-квартирного кирпичного дома специалистов к зиме уже была готова. А вот он на архивном фото осенью 1933-го, П-образный, свежеоштукатуренный, с просторным двориком-курдонером. Готов принимать новоселов.

Фото: Государственный архив Кемеровской области

А им помимо необычной внешней формы дома было чему подивиться и внутри. Ну, балконы, само собой, в Кемерове начала 1930-х пока ещё очень большая роскошь, отдельные трехкомнатные квартиры с кухней, удобствами и двумя входами – парадным во двор-курдонер и черным с обратной стороны дома. Ряд помещений общего быта в центральной трехэтажной части дома. Но больше всего удивляли лесенки, которые прямо из зала квартир вели на второй этаж к двум небольшим спальням.

То есть это сблокированный из двухуровневых квартир с отдельными входами дом, типологически близкий, как отмечает наш эксперт Ирина Захарова, к застройке периода АИК «Кузбасс». А значит, и к тем самым домам, которые разрабатывал голландский архитектор Ван Лохем. Его проекты, по сути, открыли для Кемерова новый вид жилья – таунхаусы, стали их предтечами.

Больше того, внутреннее устройство Жуковского, 3 ещё и очень напоминает описание дома для специалистов, который был в 1920-е годы построен в поселке Нижняя Колония.

«В каменном двухэтажном доме жили американские специалисты. Квартиры в нем были благоустроенные, с отдельными выходами на улицу: один – из коридора, второй – из кухни. Лестница вела в две спальни, и там были ванная и туалет», – ранее мы уже приводили эти воспоминания старожила первого поселка коксохима Нины Трофимовны Мальцевой в очерке спецпроекта «Жить здесь». Ей довелось пожить в этом доме в 1950-е, но уже по уплотненному принципу – уютные трехкомнатные превратились в коммуналки. И не исключено, что в левобережье Кемерова таких домов было несколько.

… Увы, все они уже давно снесены. Кроме одного, каким-то чудом дожившего до современной эпохи, – нашего героя, дома ИТР в Соцгороде.

Фото: Марина Туманова

И, к слову, в числе его первых жильцов были и участники АИК «Кузбасс», которые остались жить и работать в Кемерове. Например, почти сразу после сдачи квартиру здесь получила семья Роя Андреевича Опалича – бывшего аиковца-шахтера, а позже одного из специалистов Кемеровокомбинатстроя. Организации, в ведомстве которой с 1933 года находилось всё городское строительство, и Соцгорода в том числе.

Стараниями специалистов проектного отдела ККС – Кемпроекта – в 1934-м здесь появится один из первых каменных универмагов с высокими окнами-витринами, роскошный Деловой клуб (ул. Володарского, 11) в два этажа с кинозалом, библиотекой, бильярдной и столовой. Первое в городе здание с элементами новой классики в оформлении. Благодаря ему соцгородок станет центром притяжения творческой и технической интеллигенции.

Деловой клуб, 1934 год (ныне здание с адресом Володарского,11). Фото: ГАКО

Здесь, в Деловом клубе, собирались Лаврентий Донбай, Донат Зезин, Владимир Цабель, Николай Текутов, Андрей Полянский и другие молодые талантливые инженеры и архитекторы. Делились идеями, обсуждали градостроительные планы, возведение первой в городе комфортабельной гостиницы «Томь», здания звукового кино, стилистику городских ансамблей. До поздней ночи, бывало, горели окна бильярдного зала клуба.

«Их было отлично видно из нашей квартиры в доме спецов, – вспоминал архитектор Горпроекта Анатолий Опалич. – Я высматривал отца по окнам в бильярдной. Если свет горел, значит, они ещё были в клубе, ещё вершили архитектурные судьбы города…»

Фото дома ИТР из архивов семьи Опаличей. Второй слева мальчуган — Анатолий Опалич, 1930-е. Фото: архив музея-заповедника «Красная горка»

Это, пожалуй, единственное воспоминание о доме ИТР из далеких 30-х. Костяк его жильцов с тех пор менялся не раз. И были среди них и представители обкома, и руководители подразделений промышленных предприятий, передовики производства, высшие чины структур охраны закона и порядка, и те самые спецы-инженеры, и рядовые трудящиеся.

Таунхаус в центре города

Фото:Дмитрий Ярощук

…Сегодняшние самые-самые старожилы живут здесь с 60–70-х годов. Людмила Евсеевна с супругом, оба работники завода «Химволокно», получили здесь квартиру от предприятия в 1968-м.

Фото:Дмитрий Ярощук

– Когда заехали, оба входа в квартиру у нас ещё работали, вместо просторных тамбуров были легкие деревянные веранды с навесом. И печка ещё была параллельно с центральным отоплением. Мы её зимой топили иногда, пока сын маленький был. Во дворе углярочка была, – вспоминает жительница Жуковского, 3. – Сегодня самый большой плюс нашего дома – что он от дорог и главной магистрали закрыт соседними зданиями, очень тихо у нас, спокойно.

Нонна Алексеевна с мужем Виктором Ивановичем живут здесь с 1975-го. В их квартире, к слову, частично сохранилась аутентичная 30-м планировка: на первом этаже – кухня, зал, ванная с уборной и небольшая кладовка под лесенкой, на втором – две спаленки и небольшой кабинет. Комнаты почти идеально квадратные, хоть и небольшие, но очень естественные и геометрически приятные.

– С момента заселения мы почти ничего и не меняли, так, по мелочи: тамбур немного расширили, остеклили балкон да парадный вход заделали, – говорит хозяйка. – В других квартирах жильцы перепланировку делают, комнаты объединяют, сауны мастерят, лестницы меняют на винтовые. А нам с дедом и так хорошо, особенно летом, когда всё в зелени да в цвету, будто в частном доме на природе живем.

Современный вариант планировки и лесенки в 3-комнатной на Жуковского, 3. Фото: Дмитрий Ярощук

Впрочем, за годы и сам дом немного изменился. В 50-е еще, как прежние жильцы успели рассказать нынешним, в центральной части дома действовали прачечная с большой сушильной (вероятнее всего, как раз на третьем этаже) и детская игровая комната. Ныне всего этого нет, да и крышу с мансардной частью реконструировали еще в советские годы, а в конце 80-х провели первый капремонт. В наши дни исторический дом, к слову, тоже понемногу подновляют. В 2016-м заменили кровлю на современную. Но самый большой сюрприз наш герой преподнес годом ранее, в 2015-м.

– Меняли канализационные выходы, которые от дома идут. Так вот они оказались деревянными, представляете?! И как долго продержались, служили более 80 лет жильцам. Да и сам дом очень крепкий, ни трещинки не пустил за столько лет. И это удивительно, особенно если учесть, что он стоит на месте с активными грунтовыми водами, – говорит Светлана Липчанская, инженер РЭУ-21, в ведомстве которого дом находится с 1995 года (а до этого он числился на балансе Кемеровогражданстроя).

Фото: Марина Туманова

В 80-е и 90-е во дворике-курдонере зимой заливали для ребятишек каток, летом там же работала детская площадка, опрятный палисадник был с цветниками. А напротив, за легким витым заборчиком, стоял детский сад, за ребятишками можно было приглядывать, не выходя из дома. Удобно.

К слову, современных жильцов наш исторический герой тоже очень даже привлекает.

Фото:Дмитрий Ярощук

– Мы вообще частный дом хотели приобрести. Но рассматривали разные варианты, в Щегловском переулке, например, дома с террасами. А потом попалось объявление, мол, продается таунхаус на Жуковского, 3 – в самом центре города. И всё. Купили. Четыре года уже живем, очень нравится. Супруг у меня рукастый, ему здесь самое раздолье: стайка, гараж, подпол, кладовка, оградку вот для палисадника сварил, собирается сауну обустраивать… – рассказывает Ольга.

Она сама, к слову, по специальности инженер-химик. Очень символично для дома ИТР…

Так выглядит довольно просторная улица Жуковского, декабрь 2021 г. Фото: Марина Туманова

Ныне окрестности его выглядят, конечно, не так живописно, да и само здание время не то чтобы очень пощадило. И всё-таки есть в нем своя невероятная притягательность. Он будто живой.

Стоит себе в укромном уголке старенького квартала Соцгород, создает атмосферу какого-то почти ощутимого особенного уюта и… вот уже 88 лет продолжает верно служить своим постояльцам.

Фото: Дмитрий Ярощук

Дом железнодорожников: история здания с адресом Рукавишникова, 39

Дом железнодорожников: история здания с адресом Рукавишникова, 39

Марина ТУМАНОВА, Лора НИКИТИНА

Фото: Марина Туманова

Новый герой спецпроекта #жилбыл_дом – самое настоящее олицетворение пересечения разных домостроительных эпох. Построено здание по проекту раннего послевоенного времени, но в шестидесятые, когда в Кемерове массово возводились уже не только кирпичные дома нового типа, но и первые крупнопанельные. Наслоение времён проявляется во внутренних элементах здания, устройстве быта и даже в материалах стен. Да и стоит приметная сталинка в довольно занятном уголке малоэтажных домов пополам с хрущёвками, будто своеобразный архитектурный водораздел эпох.

…Итак, сегодня предлагаем окунуться в вехи прошлого и настоящего дома с адресом: улица Рукавишникова, 39.

Наш исторический герой расположился недалеко от вокзала, в самом центре небольшого квартала в границах проспектов Кузнецкого и Ленина и улиц Рукавишникова и Сарыгина. В очень атмосферном месте, преисполненном духом разных лет. Вид на статную трехэтажку ныне открывается только с улицы Рукавишникова. Дом маячит острым уголком крыши из-за зарослей вихрастых кленов и фасадов уютных приземистых двухэтажек.

Фото: Марина Туманова

Но стоит свернуть в просторный парадный двор, как в глаза моментально бросается масштаб здания. Габаритный дом возвышается почти вровень с окрестными пятиэтажками. Стоит себе в тишине, украшенный прозрачными бликами солнца сквозь золото и багрянец листвы. И будто дремлет и, быть может, даже видит сны. О временах, когда у его стен благоухали клумбы в маленьком уютном парке и улица Тобольская (ныне Рукавишникова) принимала благообразный вид под сенью молоденьких берез. Когда раздавались голоса малышей из садика по соседству. Когда поблизости росли его современные дома-соседи. О днях, когда он сам был украшением одного из благоустроенных островков в привокзалье.

Фото: Роман Куреляк

Многоэтажный центр у вокзала

История небольшого квартала, где расположился наш дом-герой, начинается в послевоенные годы с возобновления капитальной застройки улицы Магистральной (ныне пр. Ленина). По четной ее стороне ровными рядами уже выстроились стандартные двухэтажки, наследники соцгорода 30-х Эрнста Мая – одного из первых оплотов городской цивилизации Кемерова. А вот нечетная сторона еще сплошь усеяна частными домишками, усадьбами и избенками. Капитального здесь не было ничего от слова «совсем», и застраивать кварталы нужно было с нуля.

Удивительное, верно, это было зрелище – по одну сторону широкой магистрали город с четкой планировкой улиц, с бульваром, первыми тротуарами и асфальтом. А по другую – добрая живая деревенька с витиеватыми узкими дорожками и цветущими садами за деревянными заборчиками.

Проект планировки Вокзальной магистрали Р.О. Загнера Новосибирского отделения Горстройпроекта, 1936 г. Фото: книга И.В. Захаровой «Кемерово: город-сад, соцгород, город-ансамбль…»

Впрочем, этого контрастного вида могло бы и не быть, реализуй градостроители в конце 1930-х – начале 1940-х намеченные относительно главной транспортной артерии планы.

Согласно довоенному проекту застройки, именно Магистральной улице, а не Советскому проспекту, как пишет наш эксперт Ирина Захарова в книге «Кемерово: город-сад, соцгород, город-ансамбль…», отводилась тогда роль главной улицы города. И именно ее должен был украсить парадный «линейный неоклассический ансамбль», состоящий из кварталов высотных домов.

Широкой полосой магистраль простиралась от вокзала на восток. Пересечения с поперечными улицами венчали просторные площади и скверы с обелисками, скульптурами и фонтанами, как значится, например, в проекте планировки Вокзальной магистрали инженера-архитектора Р.О. Загнера Новосибирского отделения Горстройпроекта от 1936 года (на фото вверху). Характер и настроение привокзалья планировались тогда совсем иными. И место здания Рукавишникова, 39 сегодня вполне мог бы занимать какой-нибудь колосс в 7-10 этажей…

На вторых ролях

Но планам этим сбыться было не суждено. Уже в предвоенные годы титульные ансамбли начали оформляться на Притомском участке и в районе Советской улицы (ныне проспекта), которая впоследствии и взяла на себя «функцию композиционной оси парадной планировки центра» города.

Магистральная же хоть и сохранила статус самой широкой и важной транспортной артерии, но получила роль второго плана и куда более скромные масштабы застройки. Впрочем, застройки нарядной, местами авторской и ничуть не лишенной своего самобытного очарования.

Улица Магистральная, 1960-е. Фото: архив Геннадия Юрова

Планировку привокзальных кварталов от Кузнецкого проспекта до улицы Дзержинского в послевоенные годы выполнила бригада Гипрогора. Застраивались они в основном двух- и трехэтажными домами по типовым проектам, разработанным государственными проектными мастерскими и решенным в стилистике неоклассицизма.

Стройка жилмассива для промышленников, угольщиков и транспортников закипела во второй половине сороковых. Нарядные светлые двухэтажки росли вдоль широкой Магистральной, Тобольской и Чкалова. Постепенно прикрывали собой неприглядные бараки из 30-х и неказистый деревянный частник. Но за аккуратными фасадами малоэтажного новостроя дела шли не так бодро и дружно.

Вот и небольшой квартал нашего дома-героя в эпоху активных ударных строек вошел лишь на рубеже 50-х – 60-х годов. Трехэтажный красавец с нынешним адресом Рукавишникова, 39 стал первой ласточкой совместных строительных трудов работников железной дороги.

Фото: Марина Туманова

Проект популярной серии

К концу 1950-х Томская железная дорога (к которой в те годы относилось и кемеровское железнодорожное хозяйство) окончательно определилась с проектом нового вокзала. В 1960-е строительство стартовало. А почти одновременно с ним поблизости начали возводить и жилье для работников железной дороги. Со временем здесь сформируется целый небольшой железнодорожный квартальчик из пяти домов. В их числе будет и наш исторический герой.

Вид на квартал от строящегося вокзала, 1962 год. Справа дома-близнецы нашего героя с адресами пр. Кузнецкий, 90 и 92. В глубине едва различимый виднеется и сам Рукавишникова, 39. Фото: Государственный архив Кемеровской области

– Это в прямом смысле наш дом, потому что строили мы его для себя и своими руками. Строили хозспособом – из чего и как придется. Вот на третий этаж, например, кирпича не хватило, собрали его из шлакоблоков, – рассказывает почетный железнодорожник, на станции «Кемерово-Сортировочная» она отработала 40 лет, старожил дома на ул. Рукавишникова, 39 Зинаида Петровна Каблукова. – Работали на совесть, не халтурили, старались придерживаться проекта. А он был просто замечательный!

Трехэтажный дом из кирпича, со стенами толщиной под 80 см, вместительным подвалом, благоустроенными двух-, трех- и четырехкомнатными квартирами с центральным отоплением, канализацией и водопроводом. На первом этаже предусматривались просторные помещения под магазины с эстетичными входами со стороны парадного фасада. С внутреннего двора входы в подъезды украшали симпатичные арочки. Этот необычный элемент и сегодня привлекает внимание. На 2-м и 3-м этажах помещения с арками примыкают к квартирам, и, по сути, это предтечи лоджий родом из 40-х.

Фото: Роман Куреляк

Реализовать собственноручно кемеровским железнодорожникам в 1960-м довелось здание серии 1-204-6.

Проект 204-6. Гипрогор, 1948 год. Автор: А.Ю. Заболотная. Фото: «Архитектура и строительство», 1949 г.

Типовой проект для Гипрогора еще в 1948 году разработала известный ленинградский архитектор Алиса Юльевна Заболотная. Она в числе прочего после войны принимала активное участие в восстановлении разрушенных памятников архитектуры в столицах, работала в мастерской легендарного зодчего Алексея Викторовича Щусева и вместе с архитектором трудилась над созданием парадной станции метро «Комсомольская-кольцевая» и завершала эту работу после смерти автора в 1949-м.

Всесоюзная серия типовых домов авторства Заболотной актуальна была аж до самого конца 80-х. По всему Союзу построены сотни таких зданий. Многие по сей день выглядят весьма неплохо и по-прежнему украшают улицы, центральные в том числе, в составе парадных ансамблей.

Дом серии 1-204-6 на улице Железнодорожников в Казани, 1956 год постройки. Фото: сайт photobuildings.com

В Кемерове, к слову, у нашего дома-героя тоже есть несколько близнецов. Например, дом по адресу Белозерная, 15 постройки 1957 года (внизу на фото) в ж.р. Ягуновский, который как раз украшает одну из титульных улиц бывшего шахтового поселка.

Белозерная, 15, 1957 год постройки. Фото: Константин Наговицын

А два аналогичных дома с адресами пр. Кузнецкий, 90 и 92, которые строились для работников Гормолзавода, вообще стоят почти в том же самом квартале.

В гостях у дома железнодорожников

Вплоть до 90-х годов наш дом-герой оставался исключительно железнодорожным. И даже в те годы, пока здание находилось в ведомстве ЗСЖД, сотрудникам продолжали давать в нем квартиры по очереди. Сегодня костяк обитателей сменился уже практически полностью. Но, к чести современных жильцов, многие с историей дома знакомы. А кому-то даже повезло лично застать ряд исторических вех и трансформаций нашего героя.

Фото: Роман Куреляк

– Заехали с семьей сюда в 1993-м и еще застали красивый мини-парк в парадном дворе перед домом со стороны Рукавишникова. Мы, жильцы, сами за ним и ухаживали, выходили на субботники. Клумбы, аллейки небольшие, лавочки здесь были. Во внутреннем дворе была агитплощадка, где, как старожилы нам рассказывали, в прежние годы даже концерты устраивали, и высоченные густые старые тополя росли, – делится председатель ТСЖ «Рукавишникова 39»Александр Ващилов.

Многие застали и железнодорожную поликлинику, которая работала в доме с 1970-х. Масштабное медучреждение в числе прочего имело собственный диагностический блок и стоматологию. Врачебные кабинеты размещались на первом этаже, в пристройке, которую сделали специально для больницы, и еще в нескольких квартирах на разных этажах.

Фото: Роман Куреляк

До больницы, к слову, первый этаж занимал железнодорожный магазин, где работники покупали вещи в кредит, затем несколько лет работал военторг. После того как поликлиника переехала в новое здание, освободившиеся площади отошли железнодорожной санэпидемстанции и НГЧ (хозяйственно-эксплуатационному подразделению ЗСЖД). Сегодня же почти весь первый этаж с пристройкой занимает центр военной спецподготовки молодежи «Витязь», а в части помещений размещается клуб по месту жительства.

Пристройка. Фото: Роман Куреляк

Шумным, густонаселенным и очень престижным вспоминают дом старожилы 60-х и 70-х. Это сегодня здесь всего 18 квартир и жильцов можно по пальцам пересчитать. А как минимум пару десятков лет здесь были сплошь коммуналки. На несколько хозяев давали не только квартиру, но иной раз даже и комнату делили на несколько койко-мест. Причем с подселением здесь жили абсолютно все, включая руководителей.

Фото: Роман Куреляк

– Нам дали квартиру на двух хозяев в 71-м. Рядом поселилась работница вокзала с домочадцами. Так и жили дружным коллективом. Их семья в шесть человек и нас трое: я, сын и супруг, – вспоминает Зинаида Петровна Каблукова.

Сегодня она единственная полноправная хозяйка просторной двухкомнатной с высокими потолками, вместительной прихожей, большой кухней, лоджией с окошками-арочками. Прежние соседи давно переехали в своё отдельное жилье.

Фото: Роман Куреляк

О временах коммуналки ныне напоминает только необычная ниша в коридоре (внизу на фото), в которой некогда была общая гардеробная, да дымоход от печки.

Фото: Роман Куреляк

По сути, печи в доме с центральным отоплением были в 60-е уже не нужны. Но всё-таки рачительные железнодорожники от проекта решили не отступать и построили их. Функционировал «девайс» предыдущих домостроительных эпох как положено, а в подвале дома даже были небольшие кладовые для хранения дров и угля.

Да, вот такая строительная причуда. И все удобства на месте, и пироги с караваями – из печи.

Исторический, но современный

Имеется у дома на Рукавишникова и другая изюминка. Среди прочих благ цивилизации здесь есть свое бомбоубежище! До недавнего времени действовал и отдельный аварийный вентиляционный выход на улицу. Бетонное строение ныне, увы, стоит в руинах. А вот за помещениями самого бомбоубежища в доме следят до сих пор.

Вход в убежище с аутентичной дверью и ухоженные помещения. Фото: Роман Куреляк

– Сами откачали воду (грунтовые там поднимаются периодически местами), просушили, засыпали полы щебнем, побелили стены, – поделился председатель ТСЖ «Рукавишникова 39» во время нашей небольшой импровизированной экскурсии по дому. Убедились лично: состояние убежища и впрямь приличное.

В подвальных помещениях в другой части дома, к слову, и вовсе выполнен полный ремонт под офисы. Ныне здесь располагается контора ТСЖ. Все удобства, включая опрятные уборные и просторную дворницкую с кладовой, где хранится инвентарь и разное нужное, – в наличии.

Фото: Роман Куреляк

Сам дом тоже не бедствует. За последние годы его уже практически полностью обновили силами товарищества жильцов. Отремонтировали подъезды, заменили инженерные коммуникации, разводку, установили новые распределительные шкафы и электрощиты, отопительную систему с температурным регулированием под погоду, шлагбаум, камеры видеонаблюдения, постепенно меняют отслужившие свое трубы и стояки. И вот фасад очень ждет обновления.

Фото: Роман Куреляк

Силами ТСЖ облагородили и придомовую территорию. На смену пышнокронным старым тополям, которые своей буйной зеленью заслоняли солнышко, давно пришел культурный палисадник – ивы, рябинки, сирень, садовые цветы на клумбах. Внутренний двор превратился в уютный тихий уголок…

Фото: Марина Туманова

…Домостроительные эпохи здесь по-прежнему продолжают сменять друг друга. И сегодня историческое здание – вполне себе современное жилье. Но что особенно отрадно – нынешние жильцы, как и их предшественники, свой дом очень любят и заботятся о нем, следуя традициям его трудолюбивых создателей.

Фото: Роман Куреляк

Изумрудная змейка взбирается на пригорок: история домов на Октябрьском, 61, 61А и 61Б

Изумрудная змейка взбирается на пригорок: история домов на Октябрьском, 61, 61А и 61Б

Марина ТУМАНОВА, Лора НИКИТИНА

Фото: Дмитрий Ярощук

Эти девятиэтажки сливаются в одну серо-изумрудную полосу, змеятся по косогору, обрамляют ТЦ «Спутник» и украшают оживленный перекресток Октябрьского и Терешковой. Они знакомы сегодня каждому кемеровчанину. Прозвище «змейка» за тремя домами закрепилось почти с самой их постройки во второй половине 80-х. Но мало кто знает, что именно эти герои стали первооткрывателями сразу нескольких строительных ноу-хау в Кемерове.

Это и первая работа архитекторов и строителей на сложном рельефе с перепадом высот, оврагами и косогорами. Первый опыт создания панельного жилого комплекса необычной формы, для которого были разработаны абсолютно новые детали и секции. Для этих же домов запустили и новую линию цветной облицовочной плитки. Здесь появился первый в городе полностью закрытый для проезда машин двор с необычными элементами благоустройства – многочисленными лесенками разного размера и формы. А сами дома, и местность, где им было суждено появиться, всегда были овеяны легендами…

Но обо всем по порядку. Итак, отправляемся в очередное увлекательное историческое путешествие.

Фото: Дмитрий Ярощук

Важная магистраль: проспект Октябрьский

В 60-е Кемерово уверенно движется на восток. Стройки перешагнули в заискитимскую часть города. Вовсю кипят работы в районе Телецентра, возводятся первые дома на улице Гагарина (будущем проспекте Ленина) и параллельной ему улице Бульварной – такое имя носил проспект Октябрьский до 1979 года. Этой магистрали изначально отводилась важная роль – она должна была связать старый центр с восточными микрорайонами города, образовать транспортную развязку с улицей Терешковой, которая пойдет дальше на север и новым мостом свяжет два берега Томи.

Но на дворе 64-й и все это лишь в планах. Пока же улица Бульварная по большей части деревянная. Вот она на аэрофотоснимке этого периода: густой частник по обе стороны, из капитальных строений уже стоят первые корпуса областной больницы, три пятиэтажных дома, старенькая школа, где учился наш знаменитый земляк, легендарный летчик Мартемьянов (кстати, оно до сих пор сохранилось, в нем ныне размещается МАУ “Школьное питание”) и здание, в котором размещается один из корпусов медицинского университета. А дальше — чистое поле, постепенно переходящее в овражистую местность.

Фото: фрагмент аэрофотосъемки г.Кемерово, 1964 год

…И все ближе карьеры старого кирпичного завода. Сам он находился ровно напротив сегодняшнего ТЦ “Спутник” и ЖК “Парус”. Всхолмья, перепады рельефа, небольшой поселок заводчан (сейчас от него осталась лишь небольшая часть, домики уступили место новеньким высоткам проспекта Московского). И снова поля, поля, поля… Пока здесь все дышит свободными дикими ветрами, и подчинено лишь природным законам.

Фото: фрагмент аэрофотосъемки г.Кемерово, 1964 год

Полномасштабные стройки здесь грянули во второй половине 60-х. Плотный частник очень быстро уступает место панельным и кирпичным хрущевкам, параллельно строятся 9-ти и 12-этажные дома. Светлые и статные здания встают друг за дружкой сразу от искитимского берега. В 70-е улица превращается в большую кипучую строительную площадку. А градостроители уже мечтают, как побегут вдоль ровненькой широкой магистрали тротуары в обрамлении зелени и соединятся с эспланадой будущего нового общественного центра города.

Вид на ул. Бульварную (будущий пр.Октябрьский) от Искитимки, 1973 год. Фото: ГАКО

Его планируют разместить на взгорье Суховского увала – между улицей Бульварной и проспектом Ленина.

«Напротив Комсомольского парка встанут корпуса комплекса проектных институтов, рядом поднимется 18-этажная гостиница «Турист». За фасадами гостиницы, универмага, Дома быта, ресторана, большая территория отводится Дворцу спорта с его открытыми и закрытыми игровыми площадками…» – описывал планы градостроителей наш знаменитый историк-летописец Иван Балибалов. На этом же пятачке планируют построить газетно-издательский комплекс и обустроить огромное количество уютных мест для отдыха горожан.

Планы постепенно претворяются в жизнь. В конце 70-х начинается строительство будущего СКК «Октябрьский» и комплекса зданий издательства «Кузбасс». Поднимаются девятиэтажные общежития и длинный панельный дом на углу Волгоградской. Улица Бульварная получает новое имя – проспект Октябрьской революции и уходит далеко на восток, где в начале 80-х начинают возводить новый микрорайон Шалготарьян.

1.Строительство издательства «Кузбасс», 1978 год, 2. Двор 12-этажки Пионерский бульвар, 10А, середина 1970-х гг. Фото: ГАКО

В 81-м через Томь по улице Терешковой на правый берег перешагнул новый мост… Но почти у самого перекрестья двух улиц по-прежнему дымит кирзавод, а на противоположной стороне еще зеленеют холмы в окружении оврагов и поблескивает водная гладь залитых по весне талыми снегами котлованов.

Именно здесь и появится группа из трех домов причудливой формы, герой нашего материала – «змейка» на проспекте Октябрьском.

Сложный квартал №9

К 80-м участок в границах проспекта Октябрьского, улицы Терешковой, проспекта Ленина и улицы Волгоградской, именуемый квартал №9, был уже частично застроен пятиэтажными домами со стороны проспекта Ленина. На пригорок взобралась школа №26, по соседству развернулось строительство самой большой в городе бани. Пустовал лишь угол Октябрьского и Терешковой в силу своего сложного рельефа. Но оставлять в не обустроенном виде столь обширную территорию, прилегающую к важному транспортному узлу и намечающемуся новому культурно-спортивному центру, было, конечно, неправильно.

Вид на пр. Октябрьский ещё без «змейки», начало 1980-х. Фото: книга И. Балибалова «Кемерово: вчера, сегодня, завтра»

Проектировать участок городские власти поручили бригаде Олега Ражева, молодого архитектора института «Кемеровогорпроект», а ныне члена Союза архитекторов России и Национальной гильдии градостроителей, советника РААСН и главного архитектора ХК «СДС». Задача была такой: с учетом требований генплана города и особенностей рельефа построить группу жилых зданий, которая должна была заслонить собой пятиэтажную застройку по проспекту Ленина, и в то же время была бы достаточно выразительной, выделяла и украшала перекресток.

Фото: Константин Наговицын

– К проектированию мы приступили в 82-м. Сделали несколько эскизных вариантов планировок участка и с точечными домами, и с линейными. Но остановились на варианте, который лучше всего планировочно, градостроительно и архитектурно вписывался в имеющийся ландшафт. Это была группа из трех панельных жилых домов, которые складывались в такую необычную для того времени композицию, и прилегающие к ним торгово-общественные здания. По заданию Григория Ивановича Квака, который в то время был председателем Горисполкома на месте нынешнего ЖК «Парус» предусмотрели рынок пирамидальной формы, для которого фирма «Уником» разработала интересные металлические арки. Вдоль дома №61 запроектировали здание торгово-общественного назначения, где должны были размещаться универсам, кафе, овощной и промтоварный магазины, – рассказывает Олег Геннадьевич, в его архивах сохранился тот самый проект.

Фото: архив Олега Ражева

Авторы предусмотрели всё! Подземные автостоянки и овощехранилища для жителей домов, безопасные пешеходные зоны с арками, лесенками и асфальтированными дорожками, ведущими с Октябрьского на Ленина. Ноу-хау этого комплекса стал закрытый для проезда двор с южной стороны, попадать в который жильцы могли прямо из подъездов, ибо они строились со сквозным проходом. А вот с севера наоборот – предполагались подъезды для автотранспорта.

Фото: архив Олега Ражева

Проект пришелся городу по душе, его утвердили и в 1984-м приступили к строительству.

Прежде, правда, пришлось разобраться с рельефом. Сформировать откос, где-то подрезать, где-то наоборот – подсыпать и выровнять. Полностью засыпать бывший карьер кирзавода, который каждую весну заполнялся водой и превращался в техногенный пруд. Немалую, в общем, работу пришлось провести, чтобы просто подготовить строительную площадку. Впрочем, специально для этих домов готовили не только это.

– Все три здания – представители активно развивавшейся в те годы 97-й серии крупнопанельного домостроения. И чтобы вписать этот объект в рельеф, мы специально разработали дополнительные новые на тот момент изделия, которые позволили нам как бы «загибать» дома под 135 градусов. Благодаря этому они и получили такую необычную форму, – рассказывает Олег Ражев.

Фото: Дмитрий Ярощук

– В «змейке» абсолютно индивидуальная композиция размещения лоджий, полулоджий и балконов. Намеренно ушли от «градусников» (балконов, которые идут строго по бокам лестничных пролетов – Прим.ред), перенесли часть балконов на южную сторону, и таким образом создали довольно интересную композицию внешнего оформления зданий. В качестве развития бытовой составляющей 97-й серии на лестничных площадках сделали специальные помещения-ниши для сушки белья. По СНиПам 80-х для этого, как правило, ставили специальное оборудование во дворах, мы решили сделать сушилки прямо в доме, чтобы хозяйкам было удобнее, — отмечает архитектор

Фото: Дмитрий Ярощук

Сегодня, к слову, эти помещения некоторые жильцы оформили в собственность и используют как кладовые.

Фото: Дмитрий Ярощук

– Нам с супругой квартира в доме на Октябрьском, 61А досталась от деда. Живем здесь с начала нулевых. А ему в 80-е дали комфортабельное жилье, как человеку заслуженному, герою Великой Отечественной и гражданской войн. Предок супруги был много на какие дела мастером, вот, например, рисовал искусные репродукции. Пока в квартире ремонт, храним их в этой небольшой кладовой, – рассказывает наш хороший знакомый, фотограф Максим Федичкин. — Такие помещения есть на всех этажах, выходят прямиком в проветриваемые сушилки для белья. В 90-е еще хозяйки их использовали. Правда, вещи в “лихие годы” частенько с них пропадали. Отказались в итоге от этой идеи. А в нулевые эти помещения жильцам разрешили приватизировать. Мы сразу в собственность оформили. Теперь есть такая кладовка удобная.

Фото: Дмитрий Ярощук

По-новому в «змейке» подошли и к вопросу облицовки зданий. И вообще впервые использовали для украшения фасада зеленную гамму.

– Идея родилась спонтанно. Пока шли первые проработки проекта, мы часто с коллегами выезжали на место будущей стройки. Как-то стоим на откосе, смотрим в сторону реки, и взгляд четко упирается в наш Сосновый бор, – вспоминает Олег Ражев. – Сразу поняли: вот оно – зеленый цвет, перекличка с нашими природными красотами, он и должен быть основным в оформлении парадного фасада. В итоге сделали такую гамму: два оттенка зеленого в сочетании с белым. Реализовать задумку нам тогда очень помогли главный архитектор области Евгений Александрович Авдеев и секретарь обкома Вадим Викторович Бакатин, который сам был строителем и особенно радел за эту сферу.

Чтобы облицевать «змейку» на кемеровском кирзаводе №4, расположенном в районе “Азота”, запустили новую линию по производству цветной плитки с более устойчивым креплением. Позже её же используют в кварталах №№24 и 26 (в районе пр. Ленинградского и ул. Марковцева), а ещё оденут высотки в микрорайоне ФПК.

Фото: Дмитрий Ярощук

…Порядка трех лет потребовалось строителям, чтобы возвести дома по проспекту Октябрьскому, 61, 61А и 61Б. Свое детище архитекторы буквально пестовали.

– Мой соавтор Сергей Порфирьевич Федотов каждый день приезжал на стройку «змейки» и лично контролировал, правильно ли там все монтируется, за что ему, конечно, огромное спасибо. По ходу строителям пришлось даже два этажа разобрать, чтобы всё правильно сделать. Так что дома эти построены очень близко к проекту, – отмечает наш эксперт.

В 87-м масштабный проект был завершен. Три девятиэтажных дома распахнули двери в выбеленные подъезды, сверкали на солнышке новенькой плиткой. А в окнах автобусов, мчавшихся мимо по проспекту Октябрьскому, мелькали зеленые полосы. Цветовая композиция вдруг оживала и проворной змейкой устремлялась вдоль косогора… Так эти дома и получили своё прозвище.

Фото: Дмитрий Ярощук

Я живу в «змейке»

К концу 80-х квартал №9 благоустроили, высадили молодые деревца вдоль проспекта. В 87-м двери распахнул и СКК «Октябрьский», на годы ставший местным культурным и спортивным центром. Международные выставки, концерты звезд, игры хоккейной «Энергии» с нешуточным накалом страстей, которые 90-е собирали сотни зрителей и болельщиков.

Вид на «змейку» от СКК «Октябрьский», 1989 год. Фото: группа ОК «Мы из старого Кемерово»

Новоселы «змейки» радовались своим просторным квартирам и новому уютному уголку в городе.

– Квартиру в доме на Октябрьском, 61А в 87-м году дали деду моего мужа – как председателю исполкома. В то время на контрасте с хрущевками многоэтажка с новыми планировками и большими кухнями воспринималась, конечно, как жильё более комфортабельное. Прожили они там, правда, не очень долго. Но удобная квартира запала в душу семье, и в начале нулевых они именно в этом доме сами решили купить квартиру, – рассказывает кемеровчанка Алина Магатина. – Довелось и нашей молодой семье пожить в ней. И хоть для современного времени этот дом уже не был чем-то неординарным, мы его очень любили. У нас окна выходили и на север и на юг, естественное освещение почти весь день. Удобный балкон с видом на милые лесенки. Я вообще больше малоэтажную застройку люблю, но по этому дому иногда скучаю, много с той квартирой связано хороших воспоминаний. К слову, родственники, когда пришла пора вновь менять жилье, опять взяли квартиры себе в этом же доме.

1.«Змейка» и строящийся ТЦ «Спутник», 2002-2003 гг,2. «Змейка», СКК и рынок на пр. Октябрьском, 2002-2003 гг. Фото: Максим Федичкин

А уж какое здесь было раздолье для детворы! Летом во дворе дома 61Б ребятня сооружала импровизированные футбольную площадку. Гоняла по заросшему кустарником косогору. Зимой катались с крутых естественного происхождения горок, которые шли от школы прямо во внутренние закрытые дворы. Ходили на лыжах вниз к Томи мимо уже закрывшегося к тому времени кирзавода. Который, к слову, уже превратился к концу 80-х в настоящую городскую легенду и даже попал в этом качестве в одну из книжек Евгения Гришковца.

Во дворе дома 61А в начале 90-х один из жильцов по собственной инициативе каждую зиму заливал ледяную горку. Большую – чтобы кататься с нее могли даже взрослые! Следил за ней и поддерживал в надлежащем состоянии. На радость соседям, которые жили в ту пору достаточно дружно и весело.

Фото: Дмитрий Ярощук

– Дома 61 и 61А и сегодня, пожалуй, одни из самых сплоченных. Здесь много старожилов, заехавших в 80-е, – говорит директор УК «Жилищно-коммунальный трест» Елена Мазурок. – Активно жильцы включаются в благоустройство территории. В 61А есть любители цветоводства, разбивают у подъездов клумбы, садят молодые деревца. В 61Б – каждую зиму оформляют новогоднюю площадку со снеговиком и елочкой, а летом во внутреннем дворе обустраивают небольшой полисадник-цветник. В 61-м вместе с жильцами отремонтировали в 2018-2019 дворы. Этим летом преобразится дворовая территория дома №61А. А там рукой подать и до капитальных ремонтов, на три дома они у нас запланированы по очереди: на 2023, 2024 и 2025 годы.

Фото: Дмитрий Ярощук

Современным новоселам «змейка», к слову, тоже нравится. Есть в этом витиеватом панельном массиве и свой шарм, и чисто прагматичные моменты – та же транспортная доступность и обширная социнфраструктура, которой дома обросли, в том числе, и в последние годы. До зелёной овражистой зоны рукой подать – очень удобно для прогулок с собаками, кстати, собачников здесь во все времена жило очень много.

Фото: Дмитрий Ярощук

Но дома берут не только удобством – они просто умеют западать в самое сердце. Атмосферой, уникальным расположением. И даже пением птиц в тенистых рощицах.

– Мы живем в доме №61 уже больше десяти лет. Сначала просто снимали здесь квартиру. А когда появилась финансовая возможность, купили не раздумывая, – рассказывает Наталья Арышева. – Масса плюсов у дома, и расположение удобное – между двумя проспектами, и выезды есть для автомобилей и на Октябрьский и на Терешковой. Несколько ТЦ вокруг в шаговой доступности, школа и садики рядом, рукой подать до кинотеатра и парка… Соседи хорошие, квартиры замечательные, зимой – тепло, а летом – наоборот прохладно в жару. И окна у нас выходят как раз в закрытый дворик с видом на детский садик и пышные зелёные заросли. Знаете, здесь так живописно в теплые сезоны. Весной и летом виды почти лесные, птицы поют, и так спокойно здесь… тихо.

Фото: Дмитрий Ярощук

БЫЛИ И ЛЕГЕНДЫ «ЗМЕЙКИ»

Квартиры с полтергейстом

Многие старожилы, общаясь с нами, вспомнили, что в конце 80-х и начале 90-х жители всех трёх домов жаловались на проделки мистических сущностей. В квартирах и даже возле домов видели призраков, слышали непонятные шорохи и звуки. Не редкостью были и истории о полтергейсте. Связывали явления потусторонних сил почему-то со специфическим расположением дома по отношению к телебашне.

Фото: Дмитрий Ярощук

К слову, от жителей района Телецентра авторы этого материала ничего о привидениях не слышали… Бытовала ещё версия, что вокруг “змейки” бродят души людей, утонувших некогда в котловане на месте ЖК «Парус». Впрочем, дома действительно стоят на месте бывшего карьера кирзавода, где весной происходили трагические случаи на воде. Есть даже легенда, что засыпать карьер и построить на этом месте «змейку» городское руководство как раз и решило после очередного ЧП, когда в начале 80-х в техногенном пруду утонул ребенок.

Росчерк пера

Из уст в уста старожилы передают историю, точнее будто бы доподлинное воспоминание одного кемеровчанина, который рассказывал, как лично присутствовал в момент рождения идеи строительства триады домов. Когда начали строить Дворец спорта молодежи (СКК «Октябрьский»), на площадке частенько проходили обкомовские субботники.

Строящийся СКК «Октябрьский», 1986 год. Фото: ГАКО

Чтобы подготовить стройплощадку под спортивный объект, пришлось снести небольшой холм, местные называли его гора Веселая (шла наискосок через территорию будущих «змейки» и СКК). После сноса окрестности вид имели неприглядный – болота, грязь, свалки – и с ними нужно было что-то делать. И на одном из таких субботников председатель обкома КПСС росчерком пера изобразил на схеме извилистую линию, мол, надо здесь построить такой дом. А может быть – просто поставил подпись. Если верить старожилам, именно этот момент и стал отправной точкой для появления на карте города «змейки».

Падающий дом

Таким в 80-е и 90-е считали дом №61Б. Видимо, кто-то в шутку пустил слух, что каждый год здание наклоняется на несколько градусов. Следуя этой логике, дом должен был упасть лет 15 назад. Но вот нет! Стоит себе и очень даже прочно и уверенно, и падать совсем не собирается. Вот он внизу на фото.

Фото: Дмитрий Ярощук

Дети кирзавода

Овеянный мифами и славой “страшного места” кирзавод притягивал к себе как магнит детишек со всей округи. И юные жители «змейки» не были исключением. В начале 90-х предприятие уже не работало, стояло в жутковатого вида руинах, причем без ограждения. Крыша к тому моменту рухнула, стены обвалились до середины, не осталось ни полноценных окон, ни дверей. Забраться туда ничего не стоило, хотя делать это было, разумеется, очень опасно. Но разве детей 90-х остановишь… Они вовсю лазили по полуразрушенным помещениям, пробирались даже в подвалы, где при желании можно было отыскать столько интересного! Например, детали, содержащие свинец, который можно было пустить на переплавку! Однажды компания ребятишек забралась в подвал за свинцом – в общей сложности его оттуда уже удалось добыть килограмм тридцать, и только последний из мальчишек выбрался с находками, как за его спиной рухнула кирпичная стена…

Территория кирзавода сегодня вся застроена современными ЖК. Фото: Дмитрий Ярощук

Находили баки с соляркой, жгли костры, играли в полуразобранном тракторе, который возвышался посреди бывшей заводской территории… Всё это было безумно вредно и опасно! Но дико интересно. И конечно, врезалось в память детям 90-х на всю жизнь.

Болота, озера и прочие водоемы

Местность и с без того трудным ландшафтом весной и летом стояла буквально вся в воде. И каждое поколение кемеровчан, жителей окрестностей, вспоминает здесь свои водоемы. В 60-е-80-е – заполненные водой овраги, а потом и карьеры кирзавода, где ребятня каталась на плотах, а летом купалась.

Фото: Дмитрий Ярощук

В 90-е болото образовалось на месте будущего ЖК «Парус» (вверху на фото) и существовало буквально до самого начала 2010-х, когда территорию полностью привели в порядок. И хотя водоемы – штука небезопасная, свое привольное детство практически на лоне дикой природы жильцы вспоминают с удовольствием…

Дом-эксперимент комбината «Малахит»: история здания на проспекте Кузнецком, 282

Дом-эксперимент комбината «Малахит»: история здания на проспекте Кузнецком, 282

Марина ТУМАНОВА, Лора НИКИТИНА

Фото: Дмитрий Ярощук

Этот дом сразу бросается в глаза. Издали цепляет взгляд своими странными очертаниями – этакой пирамидой из огромных кубов и параллелепипедов цвета топлёного молока. А подойдёшь ближе, с какой стороны ни посмотри – всё он разный. Вот ровный пятиэтажный, с аккуратными гладкими лоджиями, взмывает к небесам. Завернёшь за один угол – предстанет коренастой трёхэтажкой с пузатыми балконами-коробочками, за другой – и вовсе поразит шестиэтажной вставкой.

Пространственные загадки здание продолжает загадывать и внутри – своими несимметричными комнатами, коридорами наискосок, неожиданными дверками. «Наш дом – будто причудливая фигурка из тетриса», – с доброй иронией говорят о нем жильцы. Среди них есть и старожилы, и те, кто заселился совсем недавно и, так же как и мы, совершенно не ожидал в отдаленном от шумной городской жизни месте найти нечто столь неординарное. Но Кемерово не перестает удивлять.

…Магистраль, именуемая Кузнецким проспектом, убегает из города на юго-запад, остались позади старенькие малоэтажные кварталы и новостройки, тянутся заводские цеха, серые плиты заборов. Вдалеке виднеется пестрый частник Плешков и Комиссарова, справа за железной дорогой маячит кирпичной застройкой РТС. Наш дом-герой появляется на горизонте слева… внезапно, будто выныривает из какой-то совершенно иной геометрической вселенной.

Фото: Дмитрий Ярощук

Итак, сегодня знакомимся с необычным зданием на Кузнецком проспекте, 282 и его преданными и заботливыми жильцами.

Посёлок комбината «Малахит»

История ныне обжитого уголка на Кузнецком проспекте началась ещё в 1950-е, когда окраины Заводского района по склону реки Камышной осваивали под строительство предприятий пищевой промышленности. Такая роль отводилась этой территории генпланом 1948–1951 годов.

К тому моменту в этом районе уже вовсю работали хлебозавод, ряд мелких строительных предприятий, шли работы по возведению мясокомбината и молочного завода. Здесь же поблизости решили разместить и комбинат «Малахит», стратегическое предприятие госрезерва, по сути – большое хранилище запасов материальных ценностей: продуктов питания, непродовольственных товаров, ГСМ и тому подобного на случай разнообразных ЧС.

Фото: Дмитрий Ярощук

Рядышком, параллельно со строительством предприятия, для работников «Малахита» возвели небольшой аккуратный квартал в несколько домов. Застраивали участок типовыми двухэтажными сталинками всесоюзных серий, впрочем, как и многие другие уголки Кемерова в 1940–50-е, где и по сей день можно отыскать их братьев-близнецов. Угловые дома с арками архитекторов П.Н. Арановича и Е.С. Савченко, например, есть на улице Рукавишникова и Сарыгина, а почти квадратный дом на 8 квартир авторства А.И. Криппы – в Соцгороде и на Предзаводском.

1,2. Угловой дом на 18 квартир по проекту П.Н. Арановича и Е.С. Савченко, 3. Дом на 8 квартир по проекту А.И. Криппы. Фото: Лора Никитина

Жилье это было достаточно комфортабельным по тем временам: двухкомнатные и трехкомнатные квартиры со всеми удобствами, с водопроводом и отоплением от котельной «Малахита». Обслуживанием домов занималось ЖКО, специально созданное на предприятии. Все было чинно-благородно, опрятные дворики с клумбами, скамеечки у подъездов…

Фото: Дмитрий Ярощук, Лора Никитина

Старожилы из числа работников предприятия и сегодня вспоминают, как радовались новоселью, когда переезжали в эти жилища из тесных комнатушек в общежитии. А что?! От работы недалеко, кругом природа, школа рядышком, магазинчики свои поблизости. К слову, в 70-е еще именно здесь работал известный на всё Кемерово магазин «Энергетик», в который горожане ездили за страшно дефицитной в те годы «Пепси».

…Перемены постепенно приходили сюда. В 1983-м рядом с двухэтажками комбинат возвел новую блочную пятиэтажку для своих же работников. А потом пришел черед строительства и нашего дома-героя.

Слева блочная пятиэтажка из 1980-х. Фото: Лора Никитина

Как появился дом-эксперимент?!

Проект по заказу комбината «Малахит» в 1988-м разработали специалисты кемеровской ныне здравствующей организации «Архпроект».

Архитекторы запланировали жилой комплекс из двух Г-образных зданий на 96 квартир. А также пристройку к одному из них, где должен был разместиться центр бытового обслуживания с парикмахерской, швейной мастерской и другими службами для нужд жильцов.

Комплекс был абсолютно индивидуальным, создавался на волне набиравшей силу в 80–90-е оригинальной авторской архитектуры. Дома необычных конфигураций и планировок, с террасами и зимними садами, многоярусными квартирами в те годы начали появляться в разных районах города. Например, многоэтажки с башенками на Южном или уже знакомые по одному из наших материалов необычные дома в Щегловском переулке на ФПК. По аналогии с собратьями своими изюминками обладал и этот проект.

Фото: Дмитрий Ярощук

– Строительство комплекса началось еще в 1989-м, вырыли котлован, забили первые сваи, – рассказывает старожил Олег Владимирович Торопцев, в те годы он был заместителем руководителя строительства дома «Малахита». – Ну а потом грянули 90-е, и начался кавардак с финансированием…

Стройку то приостанавливали, то возобновляли. Первая бригада сумела возвести часть дома, но лишь до второго этажа. Потом снова заморозка на энное время – и снова стройка… В итоге процесс растянулся аж до нулевых. Достраивать здание пришлось почти полностью за счет средств жильцов. Но денег немного не хватило. Поэтому дом и получился несимметричным, одно крыло так и оставили трехэтажным.

Фото: Дмитрий Ярощук

От идеи возвести второе здание и пристройку с бытовым центром в итоге вообще отказались. Хотя слева от дома, как отмечают старожилы, успели забить сваи под новые строения. Сваи впоследствии подрезали, котлован засыпали. Теперь на этом месте довольно просторный газон с елочками.

– Жаль, что не удалось комплекс достроить, – вздыхает Олег Владимирович. – На бумаге он очень внушительным был, красивым, завершённым. Смотрелся бы сейчас намного презентабельнее.

Так или иначе, а в 2002-м дом все-таки сдали, и он обрел своё место в небольшом уединенном квартальчике, прикрыл уютный уголок с юга и дополнил палитру жилищ из двух предшествовавших эпох. Заселили его, как и планировалось, работники комбината. Многие из них в доме так и живут, однако в наши дни прирастает костяк жильцов и новоселами.

Экскурсия с экскурсами

Гостеприимство и благорасположение обитателей необычного жилища стали для нас ещё одним приятным сюрпризом. Ну в самом деле, не в каждом нашем доме-герое в подъезд-то удается попасть. А здесь для команды рубрики #жилбыл_дом организовали настоящую экскурсию, всесторонне осветили историю и жизнь дома, познакомили с жильцами и их апартаментами.

Такая открытая доверительная атмосфера, традиции сплоченности здесь поддерживаются благодаря рачительному, инициативному председателю совета дома Павлу Емельянову. Сам он хоть и заехал сюда сравнительно недавно, но уже успел изучить чуть ли не каждый квадратный метр в доме, познакомиться со всеми жильцами, подружиться с лояльной УК «Сириус», которая обслуживает здание, и вообще в целом осовременить здесь жизнь. Создал чат – наладил коммуникацию жильцов, локальные коммунальные проблемы стали решаться оперативнее, организовал видеонаблюдение – в подъездах стало спокойнее и чище, на парковке безопаснее…

Фото: Дмитрий Ярощук

С его истории и квартиры и начали знакомство с домом.

Фото: Дмитрий Ярощук

– В Кемерове мне довелось пожить в разных районах, много было съемного жилья. А в 2018-м появилась возможность наконец купить собственную квартиру, – рассказывает Павел. – Пересмотрел кучу вариантов. Всё как-то было не к душе. И тут попался этот дом на краю географии, я тогда даже и не знал, что проспект Кузнецкий такой длинный. Но поехал-таки знакомиться. Первое впечатление – что за конструктор-фантазер тут тетрис собирал?! Форма поразила, конечно, но не только. Захожу в подъезд, а дело было в декабре перед Новым годом, и… попадаю в нарядную берлогу Санта-Клауса, кругом елочки в игрушках, мишура, гирлянды мигают – красиво, мило, чисто. Зашел в квартиру – и будто в родной дом вернулся: тепло, пахнет вкусно. За окном речка течет неспешно, домики на пригорке, собаки лают, снег кругом, простор , и вдруг понимаю, как здесь тихо. Ни тебе шума городского, ни суеты, ни грохота большегрузов. Рядом у дома большая парковка, хозяева еще и гараж бонусом отдавали. Короче: влюбился в это место сразу. А в феврале 2019-го уже праздновал новоселье.

У Павла очень удобная двухкомнатная с кухней в 12 кв. м, просторной прихожей и… лоджией, которую ему самому удалось найти не с первого раза. Расположена она вдоль окна спальни, а вход, как оказалось, прятался в соседней комнате.

Фото: Дмитрий Ярощук

Впрочем, необычными планировками здесь почти каждая квартира может похвастать. У соседей тоже двушка, но есть и лоджия, и балкон.

– Из одного окна у нас деревня с петухами видна и слышна, из другого – городские индустриальные окраины. Виды на любой вкус, – шутя, поясняет хозяйка Олеся Усмендеева и добавляет серьезно: – А вообще умиротворенно здесь как-то. Воздух свежий.

Фото: Дмитрий Ярощук

Жилье именно в этом районе они с супругом выбрали из чисто прагматических целей. Искали квартиру побольше, чтобы было где с двумя ребятишками развернуться и чтобы супругу близко к работе. Три года назад нашли здесь и то, и другое и тоже уже успели оценить прелести уединенного уголка.

Фото: Дмитрий Ярощук

Комнаты-ромбы, гардеробные и терраса на крыше

Двигаемся дальше. Средний, второй подъезд удивил с ходу длинным разветвляющимся коридором. Первый и третий подъезды вполне себе обычные, а тут откуда-то взялось дополнительное пространство.

– Здесь и планировки квартир разнообразнее, – подмечает Павел. – В дальних угловых, например, есть гардеробные, помещения примерно в 4 кв. м, с отдельным выходом. У многих жильцов там оборудованы полочки, одежда висит – удобно. Есть квартиры с «глухими» кухнями, вообще без окон на улицу, но с большим межкомнатным окном в зал, как на раздаче в столовой. А на пятом этаже есть даже квартиры в два уровня…

Одна не так давно продавалась, владельцы в объявлении описывали, что в квартире есть камин и выход на крышу – своеобразную террасу, где летом можно отдыхать и греться на солнышке.

А мы снова стучимся в гости. И ахаем хором от удивления: прямо из скругленной прихожей влево наискосок убегает просторный коридорчик, по одну сторону – две комнаты, по другую – кухня и зал почти в форме ромба. Оба помещения ещё и выходы на лоджию имеют. У хозяев она что зимний сад, отделана деревом, вся в зелени.

Фото: Дмитрий Ярощук

– Всё сами делали – и отделку, и ремонт, смастерили даже небольшой погребок на лоджии, – делится хозяйка Александра Петровна. – В этом квартале мы с мужем больше 50 лет уже живем. Сначала в двухэтажке рядышком, у Володи мама и дядя на «Малахите» работали, так нам дали там квартиру. Так что это наш родной уголок. Как построили новый дом – переехали уже сюда. Ни разу не пожалели. Здесь очень тепло, мы даже зимой дверь на лоджию не закрываем. Летом птицы поют, тишина, покой, а что еще нам, старикам, для счастья нужно…

Фото: Дмитрий Ярощук

На инфраструктуру жильцы, к слову, тоже не жалуются. Ныне в окрестностях работает своя пекарня, есть небольшой продуктовый магазин, недавно открылся супермаркет. Остановка общественного транспорта близко, 15 минут – и в городе. У многих автомобили – гаражи вот они, рядышком, в наличии две вместительные парковки. Ухоженный двор, который в прошлом году отремонтировали по нацпроекту «Жилье и городская среда» – очередная заслуга отлаженного взаимодействия домового совета жильцов и УК.

Благоустройство территории и дома, к слову, вообще чисто их забота. Сообща несколько лет назад отремонтировали кровлю, подъезды подновили. Жильцы своими руками каждый теплый сезон во дворике, что ближе к речке, мастерят палисадник с плетеной изгородью и клумбами. Своими же руками соорудили футбольную площадку для многочисленной местной детворы. Вместе и озеленением занимаются, нынче дружно на субботник выходили, навели чистоту.

Фото: Дмитрий Ярощук

– По теплу подрядчики нам доделают ремонт дворовой территории, землю подсыплют, возьмемся за благоустройство и озеленение. Будет и газон, и ёлочек ещё посадим. Этим летом обещают площадки детские новые установить. Буду добиваться, чтобы и дорогу нам не сколом латали, как всегда, а заасфальтировали нормально, – рассказывает о насущных делах председатель совета дома и добавляет философски: – Перед теми, кто в дверь стучит, она рано или поздно всегда открывается…

У жильцов дома на Кузнецком, 282 всё именно так. Там, где могут, комфорт создают сами, где нужно – пишут, стучат, объясняют, настаивают и… получают. Этому дому открывают двери, потому что и он в ответ распахивает свои.

Фото: Лора Никитина